Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
20 февраля 13:33
Вторник
Предложить новость

«Будучи ранен, до конца не покинул поле боя...»

Юрий КАНЕВ Выпуск №24 (396) 24 июня 2016 живи и помни

Это строки из представления к ордену Красной Звезды старшего сержанта Савватия Торопова. Нашего земляка, одного из поколения победителей

 

Как это было! Как совпало – 
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось...

Давид Самойлов

 

Ровесник Октября

Рождённых в 1917 году в СССР называли «ровесниками Великого Октября». Одним из этих счастливчиков был парень из старинного печорского села Росвинское Савватий Торопов.

Первые два десятка лет его жизни ничем не отличались от биографий тысяч пацанов: бесшабашное детство, школа-четырёхлетка, комсомол. В середине 1930-х семья перебиралась на Север, где на синем рукаве красавицы-Печоры бурно рос новый город Нарьян-Мар. В октябре 1938 года Савватия призвали в Красную Армию. Новобранцы весело уходили служить под залихватские трели тальянок и напутствия родных. А через год грянула война с белофиннами…

Зима. Снежище. Холодище. Морозище. Обмундированы красноармейцы были в обычные шинели. О ней, шинели, ходил такой анекдот: «Зимой шинель – одежда тёплая, так как она суконная, а летом не жаркая, так как она же не на вате». Ох, как хотелось ребятам, чтобы она, шинель родная, оказалась на вате. На ногах сыромятные ботинки с обмотками. На головах будёновки с красными звёздами – да только не греют ни шишаки с «умоотводами», ни звёзды на них.

Сжав ледяными руками заиндевелые винтовки, ребята шли в атаку на железобетонные финские доты, жестоко бьющие из пулемётов и пушек по беззащитным фигуркам красных бойцов. Много товарищей оставил Савватий на окровавленном снегу Карельского перешейка. Сам получил сильные обморожения, попал в госпиталь, где ему ампутировали пальцы на ноге.

В июне 1940 года старший сержант Торопов возвратился в Нарьян-Мар. В кармане гимнастёрки лежало свидетельство об инвалидности II группы. Но 23-летний ветеран финской кампании даже думать не желал о пенсии.

Энергичного боевого парня назначили заведующим военным отделом Ненецкого окружкома ВЛКСМ. Не зря он носил в петлицах «пилу» старшего сержанта: беспощадно «жучил» лопоухих призывников, заставлял сдавать нормы на оборонные значки, лично показывал, как надо стрелять, колоть штыком, разбирать и собирать трёхлинейку. Вскоре все эти навыки пригодились – началась Великая Отечественная война.

На Мурманском направлении

С началом войны Савватий Торопов неоднократно обращался в военный комиссариат с просьбой направить его на фронт. И в ноябре 1941-го его, Торопова, вместе с сотнями окружных новобранцев призвали в ряды Красной Армии. Уходил Савватий на фронт с братом Фёдором в составе четвёртого оленно-транспортного эшелона.

По прибытии в 295-й запасной полк Савватия, учитывая его боевое прошлое, назначили заместителем командира взвода. Кадровый опытный боец, он сумел уцелеть в страшных майских боях 1942 года. На Карельском фронте боевой младший командир поначалу обучал снайперов. В июне 1942 года он писал родным: «Нахожусь при стрелковой роте в звании сержанта в должности командира отделения. Находимся в обороне, на участке фронта в данный период пока спокойно. Летают только гансы, но никакого вреда для нас не приносят, зря только портят свои скудные запасы бензина».

Уже осенью старшина Торопов отличился в первых рейдах во вражеский тыл, получил первое ранение и две очень почётные боевые награды – солдатскую медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды.

Из наградного листа. Командование 1-го батальона в представлении к ордену Красной Звезды на старшего сержанта Торопова указывало: «14 октября 1942 г. в бою в тылу противника умело руководил взводом автоматчиков, проявив при этом мужество и отвагу. Когда превосходящие силы противника пытались зайти в тыл и окружить наше подразделение, т. Торопов с группой бойцов, несмотря на сильный артиллерийский и миномётный​ огонь, бросился на фашистов. Внезапным ударом достиг боевого порядка и внес замешательство, чем воспользовались и другие бойцы, и в упор расстреляли более 8 солдат и офицеров, захватив трофеи 4 карабина, автомат, парабеллум, бинокль и др. вооружение. Лично сам т. Торопов убил около 6 немцев, будучи ранен, до конца не покинул поле боя».

13 января 1943 года Савва кратко сообщал сестре: «Чувствую себя нормально, устроился неплохо, от морозов, конечно, спасаемся. Правда, приходится находиться и несколько суток в куропачьем чуме во время боевых операций, но приходится с этим мириться, на то и война».

В конце 1942-го его направили на курсы младших лейтенантов при штабе Карельского фронта в Беломорск. Ладно скроенный и крепко сшитый северянин легко схватывал азы командирской науки. За шесть месяцев готовили командиров взводов, которых в Красной Армии называли попросту «Ванька-взводный». Его задачей было поднимать взвод в атаку. Два-три боя, и взводный выведен из строя, если ранен – повезло.

Савватия от его товарищей отличал большой боевой опыт, поэтому его назначили командиром взвода автоматчиков. Пожалуй, это было самое опасное место – 1-й батальон 31-й отдельной лыжной бригады часто выходил в рейд, а взвод автоматчиков должен обеспечивать внезапность атаки, обезвреживать вражеские посты и патрули. Он являлся огневым резервом комбата – три десятка ППШ и пара-тройка РПД могли обрушить на противника шквал свинца.

7 марта 1944 года младший лейтенант Торопов участвовал в разведке боем и при отходе с пленным был ранен осколком снаряда. Снова потянулись недели серых госпитальных будней.

Вызываю огонь на себя…

В сентябре 44-го при подготовке генерального наступления разведчикам всех уровней поставили задачу: собрать информацию о противнике и взять «языков». Взвод Торопова проник в тыл врага, и установил наблюдение за дорогой. Группа захвата обнаружила телефонный провод и, немедля, перерезала его, после чего устроила засаду. Вскоре появились два немецких связиста – одного разведчики взяли живым, а второй начал стрелять, и был убит.

Сразу же с опорного пункта в погоню вышла егерская поисковая группа. Оценив обстановку, Савватий пропустил группу захвата и встретил преследователей кинжальным огнём из автоматов и пулемёта. В ответ вражеская батарея открыла по разведчикам заградительный огонь. Бойцы начали по двое-трое откатываться через болото, а взводный из «Дегтярева» мужественно прикрывал их отход. Одновременно через связного лейтенант вызвал огонь миномётов на себя и под разрывами снарядов благополучно отошёл в расположение части.

10 октября 1944-го 1-й батальон 31-й бригады скрытно подобрался к развилке дорог. Позади – трёхдневный переход по скалистым сопкам и болотам, две переправы в ледяной воде, стёртые до крови плечи от трёхпудовых рюкзаков. Разведчики и стрелки с ходу атаковали, захватили свыше двух десятков артиллерийских складов, много авиационного бензина.

Далее предоставим слово герою повествования: «Успели только окопаться: вырыть ячейки лежачие, как немцы начали атаковать наш взвод. Первые атаки были отбиты, немцы трассирующими пулями с самолётов подожгли склады горючего и боеприпасов. Всё летит в воздух: болванки снарядов, крыши, стены. Атаки пехоты одна за другой, с воздуха поливают свинцом самолёты, но бойцы стояли насмерть. Раненые, перевязав раны, продолжали бой. Все атаки были отбиты, с началом темноты бой прекратился».

Пожалуй, это был самый тяжёлый бой в биографии Торопова, и не только его – всей славной 31-й бригады.

Четыре дня автоматчики упорно удерживали рубеж обороны. Волны немецкой пехоты поднимались в атаки по шесть-восемь раз в день и, ошпаренные огнём из автоматов и пулемётов, откатывались на исходные. Кончились патроны к ППШ, гранаты, мины, пришлось собирать оружие убитых германских солдат и отбиваться из него. От взвода уцелело три человека, от роты, командование которой принял лейтенант Торопов – 17 бойцов.

С этой «ротой» он наступал на Петсамо и Никель, брал норвежский Нейден. За проявленную храбрость в ходе операции Савватия Петровича представили к высшей награде СССР – ордену Ленина. Но командование отметило отважного взводного лишь орденом Оте- чественной войны II степени.

От Чехии до Чукотки

На заключительном этапе войны наш герой в составе родной 31-й Краснознамённой бригады прибыл в Польшу. Он снова командовал отдельным взводом батальонной разведки, снова шёл в авангарде. В марте 1945-го с группой из семи разведчиков лейтенант Торопов внезапно ворвался в окопы боевого охранения. В рукопашном бою они уничтожили пять солдат противника, ещё четверых солдат и офицера взяли в плен.

29 марта при переправе через Одер 31-я бригада понесла большие потери. Лейтенант Торопов в этом бою получил третье ранение, но после кратковременного излечения в госпитале в польском городке Тыхи, сбежал обратно в часть. Штурмовал со своими автоматчиками чешские Остраву, Цешин. Войну закончил в городе Оломоуц – в сотне километров от Злата Праги. За успешные бои в Чехии Савватий Торопов удостоился ордена Отечественной войны I степени.

К лету 1945 года он имел послужной список типичного младшего офицера-фронтовика: три ордена, три медали, три ранения, две звёздочки на погонах. В составе 31-й отдельной Краснознамённой ордена Красной Звезды горнострелковой бригады оказался на Чукотке, где прослужил ровно год.

Савватий Петрович демобилизовался в сентябре 1946-го и вернулся в Нарьян-Мар. Офицер-освободитель сменил пистолет-пулемёт Шпагина на нарукавники и арифмометр, приступив к работе старшего инструктора Ненецкого окрфинотдела.

Через четыре года из-за болезни жены перебрался в город Красноборск Архангельской области, где добросовестно трудился в должностях заведующего сберкассой и заведующего районным финансовым отделом. Успешно окончил заочное отделение финансового техникума. В возрасте 60-ти лет вышел на заслуженный отдых.

Сын Павел вспоминает о тех годах: «Он понимал юмор, и сам иногда вытаскивал из памяти интересные анекдоты, в том числе и про ненцев, причём всегда к месту. Он немного играл на балалайке, но мы об этом узнали, когда он на свадьбе старшего сына взял в руки этот инструмент и на пару с матерью исполнил несколько частушек. Немного охотился и рыбачил».

Савватий Петрович Торопов прожил славную жизнь и умер 13 сентября 2002 года в возрасте почти 85-ти лет. Судьба этого храброго офицера и добросовестного труженика отразила тысячи схожих биографий поколения победителей.

Юрий КАНЕВ, член окружного
 общества краеведов
Фото из фондов Ненецкого краеведческого музея
 и семейного архива Тороповых

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий