Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
25 сентября 15:44
Понедельник
Предложить новость

А дорога белою лентою вьётся…

Михаил ВЕСЕЛОВ Выпуск № 40 (370) 11 декабря 2015 Актуально

или Размышления о предстоящем

Совсем скоро обещают открыть зимник. И вновь, как и в прошлые годы, трассу заполонят не столько машины с грузами, сколь автолюбители острых ощущений.

За последние несколько лет жители Нарьян-Мара и Усинска завели новую моду: усаживались они в свои авто и ехали на выходные или каникулы в соседний город поразвлечься. По зимнику, понятное дело, другой дороги покуда не построено. При этом в неблизкий путь отправлялись не только на полноценных внедорожниках. Искали приключений владельцы и владелицы (не раз доводилось встречать за рулем на зимней трассе барышень с наманикюренными ноготками) и паркетников, и переднеприводных машин с низким клиренсом. А кто ищет, тот ведь всегда найдёт! И вслед за ними в заполярную тундру потом спешили на выручку здешние спасатели – десятки, сотни раз.

Процитирую всего одно из многих десятков сообщений с портала info83, наглядно иллюстрирующих ситуацию с подобными путешествиями. «Около полудня 10 февраля 2015 года до спасателей дозвонилась женщина, которая попросила вывезти её с двумя детьми четырёх и пяти лет. Она рассказала, что не может проехать по зимнику на иномарке и находится на КПП «Пижма» (то есть в 19-и км от начала зимней трассы со стороны Харьяги – М.В.).

Перефразируя известное выражение, можно заметить, что «зимник детям не игрушка». Но нет сомнений, что очень скоро непременно последуют продолжение и, увы, повторение пройденного. Беспрецедентная популярность темы убедительно подтверждается тем фактом, что на местных интернет-ресурсах ей который год нет равных по количеству просмотров и числу участников обсуждения.

Вот и в нынешнем году едва выпал первый снег, на региональных форумах одна за другой стали публиковаться заметки в виде версий о том, кто и на чьи деньги построит зимник, как изменятся маршрут и рельеф трассы, и т.д. и т.п. И опять в оживлённый обмен мнениями крайне редко вступают профессионалы, для которых зимники являются прежде всего объектами производственной деятельности.

Я их понимаю: людям дела недосуг тратить время на форумы, они найдут другие источники проверенной информации. Не хочу выглядеть старым ворчуном, однако остаюсь при убеждении, что тундровый зимник – это слишком серьёзно, он именно для работы предназначен и требует к себе исключительно уважительного отношения. И потому должен оставаться за рамками сферы развлекательного времяпровождения.

С некоторых пор его стали воспринимать в качестве такой же неотъемлемой принадлежности Заполярья, как Печора-река, древние сопки и ягельники, россыпь тысячи озер. Но есть же, есть разница: в отличие от них зимник – рукотворное творение, плод напряжённого труда многих-многих людей, которые ежегодно строят эту снежно-ледовую трассу, на несколько месяцев соединяющую нас с Большой землей.

А ещё зимник – один из наиболее ярких и не будет преувеличением сказать героических этапов богатой открытиями истории освоения природных богатств Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. Истории, нетленные страницы которой созданы при участии тысяч буровиков, геофизиков, монтажников, водителей «татр», «кразов» и «уралов», трактористов и бульдозеристов, живших и живущих ныне в Нарьян-Маре, посёлках Искателей и Факел.

Для них – первопроходцев, первооткрывателей, трудяг – зимник был и остаётся не просто словом. Это часть их биографий, пропахшие соляркой, бензином и солёным потом сутки, заполненные тяжелейшим трудом, когда ехали в тундру на день, а продуктами и горючим непременно запасались на неделю.

Это преодоление сурового климата и бездорожья неласковых просторов, многочасовые рейсы сквозь пургу, часто без колеи, к чёрту на кулички. Это загрубевшие до фактуры камня мозоли. Не потому ли на улицах Искателей, увы, не часто увидишь мужчин преклонного возраста?

Без малого 30 лет прошло, но в подробностях помню встречу с героем своей дебютной статьи для окружной газеты, слесарем тракторной колонны Нарьян-марского АТП АПГО, кавалером орденов Трудовой Славы II и III степеней Юрием Александровичем Глушковым.

В далёком 1955 году он был одним из лучших выпускников только-только открывшейся в Сосногорске школы фабрично-заводского обучения, где постигал азы профессии. Оттуда приехал в наш округ, и с первых дней основания Нарьян-Марской нефтегазоразведочной экспедиции сел за рычаги трактора, торил путь к дальним буровым.

Первый орден он получал из рук легендарного Михаила Семёновича Ардалина, чьим именем названы крупное месторождение нефти и улица в посёлке Искателей. Потом, когда изрядно поубавилось здоровья, перешёл работать в мастерские, стал ремонтировать гусеничную технику, и не было ему в том равных.

Помню рукопожатие, которым мы обменялись с Юрием Александровичем. Рука начинающего корреспондента-газетчика словно бы попала в тиски, сделанные из рашпиля.

Много воды утекло с тех пор, но неизбывным остаётся мое глубокое уважение к людям с такими ладонями.

…Другая встреча, двадцать лет спустя. Мы разговорились с водителем Иваном Шайхутдиновым в кабине «урала», на котором должны были добраться из Нарьян-Мара до одного из дальних нефтепромыслов, там заночевать, и назавтра вернуться обратно. Предстояло проехать в общей сложности свыше четырёхсот вёрст. Если бы по асфальту – пустяк, но в тундре свой километраж.

Постоянным напоминанием об этом служили измочаленные обрывки стальных тросов, которыми были буквально усеяны обочины трассы. За каждым обрывком – преодоление снежных заносов или случаи, когда тяжело гружёные машины не могли сами осилить крутые подъёмы и спуски.

– Я 13 лет отработал в Поморской экспедиции, а вообще четверть века отдал заполярным зимникам, – рассказывал Иван, не отрывая цепкого взгляда от дороги. – В такие передряги случалось попадать, что уже с жизнью прощался, и зарок себе давал, что, если выкарабкаюсь, больше в тундру ни ногой. И всё одно, как сезон подходит, опять тянут к себе эти заснеженные дороги. Есть в них что-то такое, от чего не сбежишь, из души не вытравишь.

О пережитом Шайхутдинову не давали забыть помороженные пальцы рук, которые стыли даже при плюсовой температуре. Впрочем, для всех профессиональных водителей, подолгу работающих на северах, это обычное дело. Каждому из них доводилось в лютую стужу копаться в заглохшем моторе, прикасаясь к смоченному соляром металлу.

Дорога стелется под колеса белой лентой, по обеим её сторонам через каждые полсотни метров мелькают вешки со светоотражающими знаками. А вдаль и вширь раскинулась бескрайняя снежная равнина с редкими кустиками чахлого кустарника. Безмолвие, ни одной живой души. Разве что изредка встретится улепётывающий от рокота мотора песец, да стая куропаток суматошно пропорхнёт наискосок перед лобовым стеклом.

– В этом однообразии и кроется главная опасность для новичков, – размышлял вслух бывалый шофёр. – Такая езда убаюкивает, расслабляет, теряется концентрация внимания. Особенно, если едешь днём, и всё вокруг словно бы залито молоком. Поэтому я, как и многие коллеги, выбираю ночные рейсы. При свете фар проще «держать» дорогу.

Только он об этом заговорил, как на трассе возникла одна из тех ситуаций, которые при неудачном исходе запросто могут обернуться трагедией. Навстречу на приличной скорости гуськом двигалась пара здоровенных фур, и вдруг водителю дальней из них вздумалось пойти на обгон. Но «камаз» начало кидать из стороны в сторону, на нас стремительно надвигалась его кабина, и в ней лихорадочно выворачивающий баранку молодой водитель с ошалелыми глазами. Шайхутдинову пришлось резко уводить машину на целину.

– Вот он, зимник, и вот она, дурость людская, – в сердцах обронил он, нервно закуривая сигарету без фильтра. Но, сделав несколько глубоких затяжек, уже другим тоном произнёс. – Может, переутомился человек, может, расстояние не рассчитал. Бог ему судья, короче…

Я слушал Ивана, и думал о том, что качество работ по строительству зимника, его состояние – безусловно, важные факторы. Но куда важнее на зимнике – фактор человеческий. Мастерство, опыт, надёжность людей, обеспечивающих в любую погоду транспортное сообщение между отдалёнными населёнными пунктами, нефтепромыслами, базами экспедиций, буровыми.

Михаил ВЕСЕЛОВ, фото автора

Минувшие оттепели и метели осложнили работу подрядной организации, осуществляющей устройство основного зимника региона, однако с похолоданием темпы работ планируется наращивать. По данным на 9 декабря, сообщает пресс-служба окружной администрации, дорожная техника прошла 40 км зимника со стороны Нарьян-Мара и около 20 км – с противоположной стороны. Общая длина трассы, подлежащей обустройству, – 90 километров.

По информации подрядчика, сейчас на зимней автодороге задействовано десять единиц техники. Со следующей недели к работе привлекут ещё четыре автоцистерны для пролива трассы, фронтальный погрузчик, два «кировца» и бульдозер.

По плану, к проливу зимней трассы должны были приступить ещё на прошлой неделе, но плюсовая температура воздуха внесла коррективы в работу подрядчика. Помимо аномально высокой для этого времени года температуры, сложности при строительстве зимника создаёт недостаток снега на некоторых участках. Его приходится завозить самосвалами.

Ожидается, что движение по дороге для большегрузных и легковых автомашин в этом году откроется в конце декабря и продолжится до апреля включительно.

Выполнение работ по обустройству и содержанию зимней дороги финансируется за счёт средств компании «ЛУКОЙЛ» в рамках соглашения о сотрудничестве нефтяной компании с администрацией НАО.

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (3 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий