Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
24 сентября 18:01
Воскресенье
Предложить новость

Два берега у одной реки

Михаил ВЕСЕЛОВ Выпуск №32 (404) 19 августа 2016 Среда обитания

На снимке,  сделанном на минувшей неделе, запечатлено оформление протокола за незаконный лов рыбы. Сколько подобных протоколов уже было, а сколько ещё будет? Можно ли вообще добиться того, чтобы Печора и остальные реки региона были избавлены от браконьерства на всём протяжении, от истоков до устья?

Что можно и необходимо сделать ради повсеместного главенства федеральных законов и правил при рыбном промысле над негласными, местечкового замеса понятиями образца лихих девяностых? Наконец, когда же на приобретшем дурную славу рыбопромысловом участке вблизи административной границы Республики Коми и Ненецкого округа получится навести порядок?
Ничуть не сомневался, что одна из главных тем статьи «Память воды» (ВНАО
№ 28 от 22.07.2016 г.)
, а именно, борьба с браконьерством на Печоре, потребует продолжения. Так уже было двадцать лет назад, когда снял  об этом же документальный фильм «Особенности ненецкой рыбалки», а потом пришлось делать вторую его часть. Тема эта, увы, останется неисчерпаемой, покуда будет красная рыба, а люди не излечатся от алчности.

В фокусе – «Украина»

На днях товарищи из Центра природопользования и охраны окружающей среды НАО дали посмотреть любопытнейшую видеозапись. Сотрудничаем мы ещё с тех давних пор, когда директор этого окружного учреждения (мой одноклассник и тёзка) Михаил Стаич и его заместитель Игорь Кисляков служили в органах внутренних дел, в отделе по борьбе с организованной преступностью, который попортил немало крови высокопоставленным хапугам.
Отдел тогда принял самое активное участие в создании окружной  межведомственной оперативной группы по охране рыбных запасов. С его сотрудниками мы с рейдами на катерах и вертолётах объездили потом весь округ вдоль и поперёк.
Однако вернусь к видеозаписи. Сделана она вполне профессионально и велась со штатива, установленного в укромном месте на речном берегу у деревеньки Лёждуг, в нескольких километрах по ту сторону административной границы Республики Коми и НАО.
В фокусе – стоящая на якоре самоходная баржа под названием «Украина» с бортовым номером ЩП 00-32, пришвартованные к ней судёнышки («Тундра-38» и «Екатерина»), многочисленные лодки.
Запись длилась достаточно долго, в ней нет особой динамики, но смотреть было не скучно. На палубах плавсредств и в речной акватории возле них происходили события, отличавшиеся наглостью и особым цинизмом!
Время от времени в кадре появляются люди в рыбацкой одёже, неспешно возятся с сетями, загружают их в лодки, отчаливают-причаливают. Вот мужичок с деловитым видом тащит, ухватив под жабры, здоровенную рыбину.
Вглядываюсь. Ба! Да это же красно-книжная нельма, ловить которую нельзя ни при каких условиях! А мужичок, ничуть не таясь, укладывает нельму на длинный металлический стол, к которому хозяйственно подведены шланги с проточной водой, сноровисто занимается разделкой.
Да уж, процесс организован основательно, с размахом.

Словно бы сомкнулась спираль времени

Меня, пока наблюдал за этим, не покидало ощущение, что словно бы странным образом сомкнулись вдруг витки спирали времени, и оно потекло вспять. Ведь нечто подобное видел много лет назад на Печоре не раз. Не счесть, сколько таких вот подозрительных судёнышек попадалось на реке ниже Мархиды во время рейдов.
Визитёры из Республики Коми обычно объясняли своё нахождение в рыбных местах Нижнепечорья торгово-хозяйственными надобностями: товар, мол, привозили в здешние деревни, бензин, продукты разные. Из продуктов, правда, удавалось увидеть разве что дешёвую водку, и при этом повсюду – в каютах, трюмах, на обуви – поблёскивала сёмужья чешуя.
А сколько замаскированных рыбацких становищ было найдено опергруппой на берегах Печоры! И просто шалаши из веток, и более основательные дощатые строения с лежанками и печками. Если везло, обнаруживали схроны с сетями и бочками, забитыми подсоленной рыбой.
За последние годы такие рассадники браконьерства на территории НАО извели пусть и не окончательно ещё под корень, но повыкосили основательно. Хотя на Печоре выше пограничной Мархиды, судя по видеозаписи, с конца 90-х изменилось немногое.
О том же, кстати, можно прочитать на форуме многолюдной группы «Рыбалка на Печоре/ВКонтакте», насчитывающей 2716 подписчиков.
Не зря же мужики из Великовисочного, Каменки, Тошвиски постоянно ропщут, когда их прижучивают представители окружных рыбоохранных структур: дескать, мы-то особо не наглеем, но гляньте, какой беспредел творится за Мархидой!

Беззаконие под прикрытием

На днях, 8-9 августа, глянули, выехав в район нежилого посёлка Мархида группой, включавшей нескольких сотрудников окружного Центра природопользования и охраны окружающей среды и участкового уполномоченного УМВД  РФ по НАО из села Оксино Сергея Павлова. Он, к слову, службу несёт исправно, уважаем сельчанами за энергичность и принципиальность. Не просто же так был награждён в прошлом году почётной грамотой «За достигнутые высокие показатели в оперативно-служебной деятельности».
 – Обитатели «Украины», «Тундры-38» и прочих плавсредств появлению нежданых-незваных гостей из НАО, мягко говоря, не обрадовались и поначалу даже пробовали качать права, – говорит заместитель руководителя – координатор межведомственной рабочей группы по охране водных биологических ресурсов Игорь Кисляков. – Более других негодовал, демонстрируя сомнительные якобы разрешительные документы, и ссылаясь на высоких покровителей, некто Виктор Березин. По его словам, он является представителем печорского ЗАО «ВиД», которому принадлежит баржа…
Поначалу фамилия мне ничего не сказала, но потом глянул на фото – и вспомнил этого Березина! Годы, понятно, взяли своё, не тот он уже, каким некогда был, но узнал его:  встречались на реке при схожих обстоятельствах. Не поленился, порылся в старых блокнотах из своего репортёрского архива – и точно, было такое. Только тогда он был не «ответственным за баржу», а вроде бы работал в рыбоохранных структурах Республики Коми.
Почему «вроде бы»? Да как-то странно  вёл себя при той давней встрече: не столько помогал уличить откровенных браконьеров, сколько мешал сотрудникам опергруппы из НАО, выгораживая своих знакомых.
Вот и нынче, по словам Игоря Кислякова, этот заступничек рьяно доказывал, что всё происходящее на «Украине» и вокруг неё «делается на вполне легальных основаниях», а у рыбаков есть лицензии на вылов и чира, и сига, и сёмги. Разве что про нельму поостерёгся сказать.
Но никаких разрешений, конечно, нет, и быть не могло. Ловить там, на тонях у Макеевских песков, в период нереста сёмги можно разве что печорскую ряпушку (зельдь).
– Правда, именно ряпушки на борту «Украины» мы и не увидели, – не скрывает сарказма Игорь Кисляков. – Но зафиксировали, как двое браконьеров доставили туда на деревянной моторной лодке выловленную ими неподалёку сёмгу, три экземпляра. Что примечательно, сплавную сеть для вылова водных биологических ресурсов Василию и Фёдору Трифоновым перед этим выдал… лично Виктор Березин! Нетрудно представить, что там обычно происходит в остальное время.
Нравы притона
Не скажу, будто был крепко удивлён рассказом Игоря Кислякова и собранными его группой документальными свидетельствами браконьерского произвола за Мархидой.
Ведь ровно за год до описываемых событий прочитал статью, опубликованную в независимой народной газете Республики Коми «Трибуна» Владимиром Овчинниковым, добрым моим приятелем, одним из лучших журналистов российского Севера.
«Судно, снаряжённое на народные деньги для борьбы с браконьерством, захватили «пираты» – называлась та статья, а повествовалось в ней, что в Коми простые мужики запросто попадают в «сети» рыбоохраны, в то время как вип-браконьеры уходят от ответственности, поскольку имеют высоких покровителей.
И подлинным притоном для них, судя по рассказам собеседников автора, стала брандвахта, опорный пункт Нижне-Печорского подразделения Двинско-Печорского территориального управления Федерального агентства по рыболовству. А установлена была эта брандвахта, которую оборудовали на деньги из дефицитного бюджета Усть-Цилемского района, аккурат рядом с деревней Лёждуг.
Приведу лишь одну выдержку из публикации, ярко иллюстрирующую нравы плавучего притона – иначе не назовёшь.
«Брандвахта предназначалась для отдыха. И инспекторы часто отдыхали здесь по полной, так что дым стоял коромыслом. На суше такие пьянки мне редко доводилось видеть. Но это бы ладно. Страшнее другое — люди, постоянно дежурившие на судне, под прикрытием руководителя рыбинспекции, по сути вели незаконный промысел рыбы. На брандвахте был солидный запас плавных и ставных сетей. Без дела они никогда не лежали. Кроме того, «промысловики» были обеспечены бензином для поездок по реке, и было его – хоть залейся. Не раз появлялись на судне и начальственные гости из района и столицы…»
Руководитель рыбинспекции, который упомянут в статье – Руслан Андалаев. В этой должности он остаётся по сей день, несмотря на то, что ещё 5 ноября 2014 года против него было возбуждено уголовное дело – ему инкриминировали ряд злоупотреблений, включая покрывательство браконьеров и растрату горюче-смазочных материалов.
Но уголовное дело никуда не продвинулось, а недавно, как я выяснил, вообще было закрыто. Видать, не напрасно привечал Руслан Андалаев на брандвахте «начальственных гостей».

Великий и ужасный?

Между прочим, это его грядущим гневом намедни грозили оперативникам из НАО на «Украине», намекая, что он с ними непременно «разберётся» за то, что без спроса влезли в чужую вотчину.
Что ж, вполне допускаю, что при желании можно найти юридические зацепки (слышал, адвокаты уже корпят над этим), которые позволят упрекнуть ненецкую межведомственную рабочую группу по охране водных биологических ресурсов в излишнем рвении и действиях за административными границами субъекта РФ.
Но доколе же можно терпеть откровенное беззаконие, творящееся по соседству, буквально рукой подать?! Или не в единой стране мы живём, или же, как в 90-е, когда Россию фактически растаскивали на куски и рьяно дербанили природные ресурсы, в отдалённых и глухих её уголках будут продолжать действовать не законы, а понятия?
Я далёк от намерения бросить тень на весь «Комирыбвод», и абсолютно уверен, что в этом государственном учреждении в большинстве своём трудятся кристально честные, порядочные, радеющие за порученное дело люди.
Но слишком уж далёк от Сыктывкара Лёждуг, не всё оттуда разглядишь, не всё проконтролируешь. А здесь, на месте, оно ведь виднее. И если чуть ли не в один голос твердят нижнепечорские рыбаки, что зарвался Руслан Мирзазиевич, почувствовал себя этаким царьком, что хочет, то и воротит – не пора ли прислушаться к этому его непосредственным руководителям? Да и правоохранителям, возможно, не помешает ещё раз внимательно вчитаться в материалы спущенного на тормозах дела.

Без предвзятости и пристрастия

Не хотелось бы и того, чтобы читатели в Республике Коми расценили текст как намерение переложить основную долю вины за браконьерский лов с рыбаков НАО на южных соседей. Это отнюдь не так – наши тоже безобразничают будь здоров. И шерстят их за это оперативники и рыбоохрана без снисхождения.
Вот лишь некоторые из служебных записок, направленных директору Центра природопользования и охраны окружающей среды НАО Михаилу Стаичу его подчинёнными.
«С 29 июля по 2 августа 2016 года на территории государственного природного заказника «Ненецкий»… изъято 5 жаберных сетей (3 плавных и 2 ставных) общей длиной 600 метров, в естественную среду обитания выпущено 9 экземпляров рыбы. По фактам изъятия незаконно установленных сетей возбуждены дела об административных правонарушениях и проведении административного расследования».
Или же вот.
«В соответствии с рейдовым заданием № 63 от 3 августа сотрудниками учреждения совместно в сотрудником УМВД России по НАО осуществлён вылет с целью охраны водных биологических ресурсов на нерестовых реках НАО (Пёша, Индига с притоком Белая, Чёрная, Великая, Волонга). В ходе работы изъято 28 сетей общей длиной 700 метров, незаконно установленных на побережье Чешской губы и в реке Индига».
То есть, и среди окружных рыбаков – не все ангелы. По словам Игоря Кислякова, на Индиге его возмущению просто не было предела, ведь реку перегородили сетями напрочь.
А ещё он просил передать слова благодарности от природоохранных структур округа руководству нефтяной компании «Восток НАО» за неоценимую помощь в организации вертолётных рейсов. Без этого затруднительно было бы попасть в удалённые уголки округа.
И – завершающий вопрос. Чего автор и редакция ждут от этой статьи? Реакции, безусловно. В том числе – из Сыктывкара, где 20 августа намереваются встретиться врио главы Республики Коми Сергей Гапликов и губернатор НАО Игорь Кошин. Ожидается, что разговор пойдёт, в том числе, и о совместных действиях по сохранению биоресурсов общей для двух регионов реки. Печору ведь не разделишь на части, и нет резона устраивать торг, где чьи берега. Куда предпочтительнее и полезнее воздвигать между ними мосты. Чем больше и прочнее, тем лучше.
Согласны?

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (3 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий