Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
21 ноября 10:26
Вторник
Предложить новость

Глазами Борисова

Владимир ПОЧЕЧИКИН Выпуск № 14 (344) 24 апреля 2015 Путешествуем по НАО

Художнику Александру Борисову было чуть больше тридцати, когда он отправился в своё первое серьёзное арктическое путешествие на священную для всех ненцев землю – Хэбидя Я, остров Вайгач. Через 117 лет участники экспедиции «Арктика – миссия добра» повторили его маршрут.

К самоедам!

Нас провожали журналисты, жёны, сотрудники Туристического центра, дети и сбежавшиеся на рёв двигателей окрестные собаки. Участники экспедиции и приглашённый из столицы телеоператор, который честно пройдёт все 1700 километров пути от места старта и обратно, до этого просторного двора, стилизованного под каменный чум, были похожи на рыцарей в ярких, тяжёлых с виду доспехах. Нам всем было не до интервью. В оставшиеся до старта минуты нужно было в который раз проверить моторы, посмотреть, на месте ли тюки с вещами, палатками и прочим скарбом. Отдувался за всех, отвечая на вопросы, полноправный участник экспедиции шаман Коля. О целях он говорил коротко и очень туманно. Например, так:

– На Вайгач мы едем для того, чтобы исполнить, как говорится, обещанное, чтобы люди зло не оставляли, чтобы оно уехало с нами и не было больше той войны, которая в душе каждого из нас.

Кое-кого в соцсетях смутило, а некоторых и возмутило желание шамана отвезти загодя собранные символы зла на отдельных саночках, которые окрестили «санями зла», на Болванский Нос и там всё это барахло надёжно захоронить. Что на это сказать? Наверное, не надо воспринимать суеверия всерьёз. На свете живут всякие чудаки с идеями, которые ты не разделяешь. Раз ты православный, им не нужно верить. Но только не кипятись, ведь гнев – это один из первых в списке грехов. Прочти его в Новом завете ещё раз, обнови в памяти и успокойся. «Не парься!», как повторял нам по разным поводам руководитель Турцентра Матвей Чупров, мало ли кто и что встречается на пути.

К слову, идею захоронения зла нашему шаману подсказал истинно православный человек, по следу кого мы и отправлялись – первый пейзажист арктической тундры Александр Борисов, начинавший путь в большую живопись в иконописной мастерской Соловецкого монастыря. В своих путевых заметках он рассказал про сани, которые обнаружил на острове. Они были доверху забиты фигурками идолов, олицетворявших зло, приносящих кочевникам беды и болезни. Считалось, что привезённое сюда и надёжно спрятанное зло уже никогда не вернётся. Кстати, ненецкое название этого места – Вайгабц, в поморфемном переводе так и определяется: Место Смерти Зла (вай – зло, хабц – место смерти). 117 лет назад Александр Борисов, загружая сани идолами, которых он будто бы «выменивал» на серебряную монетку, относился к ним не как к объектам поклонения, а как к предметам (артефактам) истории другого народа, весьма отличающегося от нас своим миропониманием.

Когда, даст Бог, мы доберёмся до Болванского Носа, появится повод вернуться к теме «о нас и о них» и отзвуках космоса иных цивилизаций. А пока главный редактор ВНАО, провожавшая экспедицию в дорогу, интересуется насущным:

– Коля, мы объявляем подписку на нашу газету. Скажи, как пойдёт это дело?

– За это дело не волнуйся, – утешает шаман, – и не беспокойся. Они (потенциальные подписчики. – В. П.) поймут, кто прав…

Шаман хотел объяснить ещё что-то, но его непосредственный начальник Матвей Чупров громко вернул провидца на грешную землю:

– Коля, ты Бима привязал? Где он?

И Николай послушно поплёлся искать среди возбуждённых предстартовой суетой собак ещё одного участника экспедиции – пса по имени Бим. Весь некороткий путь лайка проделает в комфорте, уютно свернувшись и пригревшись на сиденье снегохода между пилотом машины Матвеем и Колей.

О том, что означает девиз затеянного предприятия «Арктика – миссия добра»?, все рассуждали по-разному. Матвей Чупров, мастер на разные экстравагантные задумки, например, говорил перед стартом так:

– Всяких-разных экспедиций много, но мы отправляемся по следам Борисова, у которого не было одной специальной цели. Он ехал на нашу землю с добром, а возвращался с множеством нарисованных в Большеземельской тундре картин. Кроме того, он написал правдивую книгу «У самоедов. От Пинеги до Карского моря». Везём её с собой – это единственный объективный источник, дающий представление, как жили арктические ненцы в девятнадцатом веке. Мы тоже едем с добром, а остальное – как провидение подскажет. Конечная точка маршрута – метеостанция имени Фёдорова. Определённые планы, конечно, у нас есть, но экспедиция – это всегда езда в незнаемое, погоня за неизведанными ощущениями.

Воистину неисповедимы пути Господни. Потому, наверное, и пути человеческие порой так причудливо плетут кружево. Вот я, отстояв вечером, накануне старта экспедиции, службу в храме, хотел было исповедаться, но постеснялся, заробел. Просто помолился перед иконой Пресвятой Богородицы и зажёг пять свечей перед ликом святителя Николая Угодника, охранителя путешествующих. А теперь отправляюсь в путь бок о бок с шаманом, хранителем «трубки мира», и испытываю к нему, как и к остальным седокам пяти снегоходов, чувство симпатии и полное доверие – иначе в северных странствиях невозможно.

– Ну всё, поехали! – прощались мы с провожающими.

– Не парьтесь! – кричал свой любимый афоризм Матвей.

И снегоходы рванули в неведомое. Экспедиция началась.

Первопроходец маршрута, художник Александр Борисов, в своё время отправился в путь из Пустозерска на лошадях. Одна из них нашего героя чуть не угробила, разметав весь скарб, приготовленный для дальней дороги на Югорский Шар. Только в Никитцах самоеды, работники пустозера Кожевина, перегрузили его вещи в нарты.

В Никитцах первую остановку сделали и мы. Возложили цветы к памятнику жителям деревни, не вернувшимся с Великой Отечественной. Да, Арктика – это территория добра, но она же и земля тех тундровиков, которые живут в нашей памяти под сводным именем – бойцы оленетранспортных батальонов. Они комплектовались из коренных жителей тундры.

На головном снегоходе руководителя экспедиции Андрея Николаева закреплено алое полотнище копии Знамени Победы, которое волонтёры провезли недавно по всем припечорским населённым пунктам. Теперь этот стяг будет нашим ориентиром и символом во всё время пути по Большеземельской тундре.

Продолжение следует.

Владимир ПОЧЕЧИКИН, фото автора

 

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий