Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
25 июня 04:08
Воскресенье
Предложить новость

И с одним в небе воин

Руслан СВЕШНИКОВ Выпуск № 44 (286) 23 декабря 2013 Чрезвычайное происшествие

Сначала Татьяна Геннадьевна подумала, что ей это померещилось. Когда до земли не меньше пяти километров вниз, а тьма полярной ночи только-только начинает разбавляться ультрафиолетом стратосферы, показаться может всё, что угодно. Змей Горыныч, например, или там летающая тарелка. Татьяна даже оторвала взгляд от иллюминатора, словно желая отвадить наваждение, отвести морок, проморгаться…. Но ропот в салоне самолёта, и рука сестры Людмилы, вцепившаяся в локоть, заставили Татьяну Геннадьевну поднять глаза к овальному окошку, в котором лениво рассветало утреннее небо.

Так и есть. Ей не показалось. Лопасти двигателя АТR-42 совершали прерывистые неуверенные движения, будто хромоногий инвалид, ковыляющий по гололёду. С каждым оборотом его бег затихал и затухал, пока не замер и начал раскручиваться по ветру. Татьяна Геннадьевна никогда не забудет это зрелище: обездвиженный винт, мотор, из которого ушла жизнь, и тишина в левой части салона самолёта, напротив пятого ряда, где она сидела с Людмилой, так боявшейся летать…

Прозвучал голос командира экипажа. Уверенный, ровный. У самолёта отказал левый двигатель, возвращаемся в Нарьян-Мар. Оснований для беспокойства нет. Просьба сохранять спокойствие. На часах было 10.14. На календаре – 21 декабря 2013 года.

Борт № 302 Нарьян-Мар – Архангельск компании «Нордавиа» оторвался от бетонки аэродрома в 9 часов 50 минут. Ничто не предвещало ЧП, которое заместитель генерального директора ОАО «Нарьян-Марский объединённый авиаотряд» Владимир Терентьев охарактеризует как авиационное происшествие. Полёт проходил нормально. Стюардессы разносили завтрак и прохладительные напитки. Командир экипажа Анатолий Симонов и второй пилот Сергей Молоканов привычно прокладывали курс на юго-запад. Они уже набрали заданную высоту, так называемый «Эшелон-240», когда вдруг в левом двигателе АТR-42 резко упало давление масла. Винт поперхнулся и встал.

– Не беспокойтесь! – сказал улыбчивый стюард, имени которого Татьяна Геннадьевна, к сожалению, не запомнила. – Скоро будем дома…

Она почему-то сразу поверила ему. И другие пассажиры тоже. Даже трусишка-сестра Людмила.

Самолёт, натужно ревя оставшимся движком, развернулся на обратный курс. Это было не так-то просто. Задача усложнилась ещё больше, когда АТR-42, как поётся в старой песне, дотянул до посадочных огней. Теперь экипажу предстояло совершить манёвр с правым разворотом при посадке. Не надо, наверное, объяснять, что выровнять машину, которую сила единственного турбовинтового двигателя норовит занести влево – по существу высший лётный пилотаж. Одолеть крен воздушного судна в таком положении можно только рулями и тягой работающего движка. Предварительный разбор полётов покажет, что Анатолий Симонов и Сергей Молоканов справились с этой задачей, без преувеличения, блестяще. В 10.40 рейс № 302 произвёл посадку на аэродроме вылета – Нарьян-Мар.

– Я даже толчка не почувствовала, – сказала корреспонденту ВНАО Татьяна Геннадьевна. – Огромное спасибо экипажу. За всех пассажиров архангельского рейса…

В аэропорту, тем не менее, была объявлена тревога. На лётном поле дежурили машины скорой помощи, МЧС, пожарный расчёт. Нельзя сказать, что эти предосторожности, несмотря на мягкую посадку, оказались излишними. Людмилу от волнения прихватил радикулит, ей пришлось сделать успокаивающий укол. Но в целом серьёзная медицинская помощь никому не понадобилась. Так же, как подмога спасателей и пожарных.

Пассажиры рейса № 302, пообедавшие в Нарьян-Маре за счёт компании «Норд-авиа», вылетели в Архангельск вечером того же дня. Как опоздавших не по своей вине их бесплатно разместили в привокзальной гостинице аэропорта Талаги, от которой у большинства воздушных путешественников остались далеко не самые приятные воспоминания (журналисты ВНАО, которые по долгу службы не раз пользовались ненавязчивым сервисом этого отеля, хорошо их понимают). Впрочем, после переживаний на высоте страсти земные показались им не слишком тяжёлым испытанием.

На этом мытарства бедолаг не закончились. Тех из них, которые летели транзитом в Москву (а таких было немало), в аэропорту Архангельска обложили оплатой багажа, хотя в Нарьян-Маре за него уже было уплачено.

Но вернёмся к делам небесным. Сегодня в Нарьян-Маре работает комиссия Архангельского межрегионального территориального управления Росавиации, которой предстоит установить причину лётного происшествия и дать ему квалифицированную оценку. Как стало известно ВНАО, «одномоторный» АТR-42 недавно прошёл регламентные процедуры по восстановлению лётной годности, а, следовательно, должен был быть в состоянии, близком к идеальному. Если так, то почему у самолёта отказал двигатель? Ясно, что человеческий фактор тут не при чём. Больше того, именно этот фактор позволил лайнеру совершить успешную посадку и избежать жертв.

Выходит, что самолёты, на которых мы летаем, либо плохо ремонтируют, либо они (в частности, АТR-42) изначально не слишком пригодны для работы в условиях Крайнего Севера. В отличие от стареньких, неказистых, неэкономичных, но надёжных АН-24, например. Кстати, о конструкторских недоработках лайнеров семейства АТR уже сообщалось в прессе. Хороший сам по себе этот франко-итальянский самолёт подвержен, тем не менее, обледенению крыльев и хвостового оперения. А что если и движки у него не очень-то морозоустойчивые?

Не будем, однако, гадать – пусть комиссия скажет своё веское слово.

Руслан СВЕШНИКОВ

Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий