Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
21 августа 06:47
Понедельник
Предложить новость

Как Тимур едва не стал «пекарем»

Руслан СВЕШНИКОВ Выпуск № 2 (374) 22 января 2016 Закон и порядок

Окружной суд оправдал человека, обвиняемого в убийстве.

В одном из городов средневековой Италии некогда был казнён невиновный человек, пекарь по профессии. Когда стало известно о его невиновности, судьи перед каждым процессом стали возглашать: «Помни о пекаре!». В декабре прошлого года наше правосудие находилось на волосок от того, чтобы по прошествии некоторого времени говорить, мысленно, конечно: «Помни о рабочем!», имея в виду рабочего ОАО «Нарьян-Марсейсморазведка» Тимура Н. Нет, его, конечно, не казнили бы – мораторий на смертную казнь в России действует с 1997 года. И наличие множества «пекарей» в нашей стране – главный аргумент противников смертной казни. Но цена судебной ошибки, если бы она произошла, точнее – закрепилась в апелляционном приговоре суда НАО, составила бы для Тимура 12 лет.

Случилось, однако, иначе. «Пекарем» Тимур не стал.

Ребята с «промежуточных ступеней»

Они отнюдь не ангелы. И сам Тимур, и его команда случайных собутыльников. Их житие на нашей грешной Земле происходило в основном под уклоном в сорок градусов. Этих ребят трудно представить в библиотеке или, скажем, в концертном зале консерватории, если б она имелась в Нарьян-Маре. «Таких у нас много, – скажет про Тимура и его команду адвокат Наталья Рочева. – Они находятся как-бы на промежуточных ступенях социальной лестницы. Работают, живут как привыкли. Пьют, конечно. Ведь с досугом в городе трудновато».

Не будем спорить с Натальей Трофимовной о возможностях досугового времяпровождения в Нарьян-Маре. Здесь, как говорится, каждому своё. В день 18 июня 2014 года для дюжины парней средоточием их духовных и иных запросов стала квартира в доме № 31 на улице Октябрьской, которая пользовалась репутацией квартальной забегаловки. Сюда можно было в любое время зайти с улицы, чтобы заправиться спиртным в обществе знакомых, малознакомых, а то и совсем незнакомых людей. Здесь наливали всем, а если повезёт, то на халяву.

К ночи в «нехорошей квартире» собралась кампания ребят из тех самых «промежуточных ступеней социальной лестницы». Эти персонажи не существенны для нашей истории, за исключением Михаила Х. по кличке Белый и самого хозяина квартиры Павла Б. Короче, собрались. Пили долго, много и без разбора. В основном спирт. Его мешали с водой в канистре. Некоторые приносили выпивку с собой. Один из страждущих, как выяснилось потом, даже заложил свой планшетник, чтобы добыть «дурную воду».

Тимур присоединился к компании позже. Выпил, предложил пойти на реку – добавить ещё. Время, мол, летнее, стопарь на бережке идёт мягче. Бражка согласилась и, оставив душную квартиру, двинулась на Печорский мол. Все, кроме Павла Б. и Миши Х.

Этюд в багровых тонах

На этом заканчивается очевидная часть нашей истории и начинается головоломка, вобравшая в себя почти год предварительного следствия, множество судебных заседаний, 18 экспертиз, жалобы, апелляции, приговоры…

Постараемся не сильно отступать от хронологии событий. Снова перенесёмся с Печорского бережка в квартиру на улице Октябрьской. Итак, 18 июня, около пяти часов утра. Некто Иван, рабочий гаража, возвращается домой после ночной смены. Идёт мимо квартиры Павла Б. Заходит на огонёк. Но чу! – дверь закрыта на засов. Ваня стучит, ему открывает Михаил Х., напомним, один из оставшихся в квартире. Он выглядит заспанным и непротрезвевшим. Однако взгляд Ивана вцепляется не в Мишу, а в тело, лежащее на полу в крови. Иван подходит к тому, кто ещё недавно был Павлом, и убеждается: человек мёртв. Его изрезанное ножом горло не оставляет в этом сомнений. 

Иван вызывает полицию. Она задерживает Михаила Х. и всех ребят, которые пьянствовали в «нехорошей квартире». Оперативники УМВД допрашивают их как свидетелей и подозреваемых. В результате допросов появляется документ, который ляжет краеугольным камнем в обвинительный приговор по этому, на первый взгляд, банальному бытовому убийству – явка с повинной Тимура Н.

По показаниям Тимура, изложенным на явке в тот же день, 18 июня 2014 года, он, «погуляв» на природе, решил воротиться к Павлу Б. за новой порцией спиртного. Однако хозяин забегаловки на дому в удовольствии отказал. «Между ними завязалась драка, – читаем в обвинительном заключении, – …Когда Павел Б. упал на живот, он <Тимур Н.> поставил колено ему на спину, левой рукой схватил его за голову, а правой рукой, в которой находился нож с деревянной ручкой, перерезал ему горло». На следующий день Тимур подтвердит свои показания.

«Царица» без короны

Сталинский прокурор, незабвенный Андрей Януарьевич Вышинский называл признание вины «царицей доказательств». Теперь эта «царица» была в руках у следователя по особо важным делам Нарьян-Марского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Архангельской области и НАО Александра Виноградова. Дело не обещало быть сложным. Подозреваемый признался, чего же боле? Причём дважды: на явке с повинной и в показаниях. Кроме того, Тимуровы слова подтвердил Михаил Х., добавив к ним пару-тройку пикантных деталей. Тимур-де обзывал завсегдатаев квартиры «чмошниками», самого Мишу двинул ногой в колено, а под конец зарезал Павла как барана: «упёрся ему в спину коленом… взял его левой ладонью за лоб и приподнял голову, задрав её назад, после чего правой рукой нанёс удар ножом в шею Павла Б., а затем стал делать резкие режущие движения ножом по шее Павла Б., как будто бы пилил ему шею». И так 12 раз. Почти слово в слово с признательными показаниями Тимура. Будто одна рука водила подозреваемым и свидетелем.       

Всего этого с лихвой хватило, чтобы запереть Тимура Н. в Архангельском СИЗО на весь период следствия, вплоть до приговора Нарьян-Марского городского суда, который 14 мая 2015 года отмерил ему 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. И мотать бы Тимуру долгий срок за убийство (ч. 1, ст. 105 УК РФ), уповая на условно-досрочное освобождение, если бы за его уголовное дело под литером № 14216027 не взялась адвокат Наталья Рочева. 

Наталья Трофимовна сразу же обратила внимание на несостыковки в материалах дела. Их было так много, что казавшаяся железной логика улик рассыпалась в ржавую труху, а пресловутая «царица доказательств» – признание подозреваемого – оказалась без короны. Итак, загибаем пальцы. Никто из свидетелей убийства Павла Б., показания которых легли в основу обвинения, на самом деле свидетелями не были. По той простой причине, что они в квартире на момент убийства не находились. Исключение – Белый, Михаил Х. Но он, как выяснится впоследствии, с Тимуром прежде не ладил. Стоило ли доверять такому свидетелю, к тому же оказавшемуся на месте преступления в единственном лице?

Вскроются и другие странности в поведении Белого. Иван, тот самый, кто застал поутру Михаила с трупом Павла Б., покажет, что Миша просил его полицию не вызывать и скрыться с места преступления. Он, якобы наблюдая, как Тимур расправляется с Павлом, сначала притворился из страха спящим, а потом… и впрямь заснул. Вы можете представить себе человека, на глазах которого совершается убийство, а он тут же и там же ложится бай?

Такое вообще-то бывает и называется летаргическим сном. В него впадают от сильнейшего нервного потрясения и долго не просыпаются. Мише же хватило трёх часов для пробуждения. Вполне, надо сказать, адекватного, коль скоро он преспокойно открыл дверь Ивану.

 – Любой человек сразу же отрезвел бы от страха, – переходит к психоанализу Наталья Рочева. – Полицию бы вызвал, соседей известил…

Эйнштейн отдыхает

Ещё несуразицы? Да сколько угодно! С часу до двух ночи, когда произошло убийство, Тимур на Печорском бережке разговаривал по мобильному телефону со своей подружкой из Питера. Адвокат Наталья Рочева запросила распечатки соединений. Последний звонок был зафиксирован в 1.30 минут. Получается, что Михаил Н. либо одновременно болтал со своей зазнобой и пилил шею Павлу Б. (что, согласитесь, затруднительно, особенно в разных точках пространства), либо, поворковав с ней, тотчас кинулся на Октябрьскую резать Павлу горло. Но нет! – и тут нескладуха получается. По времени. Следственный эксперимент показал, что пеший путь от берега реки до квартиры Павла Б. занимает аккурат 12 минут 57 секунд. А в 1.50 минут Тимура ещё видели на Печорских откосах.  Значит, он никак не мог успеть дойти до «нехорошей квартиры», чтобы сделать своё чёрное дело. Какое-то искривление пространства и времени получается. Эйнштейн бы запутался.

Идём дальше. Экспертиза не находит на орудии убийства (ноже) какого-либо биологического материала (ДНК), принадлежащего Тимуру Н. Зато обнаруживает на нём следы потерпевшего (что естественно) и – внимание! «свидетеля Х.», а также – дважды внимание! – «неустановленного лица (лиц)». «Результаты экспертизы, – будет написано в оправдательном приговоре, – объективно указывают на то, что нож – орудие убийства – не находился в руках осуждённого, и прямо свидетельствуют о его непричастности к убийству».

Не выявляется биоматериал Тимура на брызгах и подтёках крови на его одежде и обуви. Точнее, нет вообще никаких брызг и подтёков на вещах Тимура Н. Как и следов крови Павла под ногтями Тимура, которые неизбежно сохранились бы, орудуй он ножом. Как ни мой руки, лабораторная вытяжка покажет ДНК убийцы. Однако не показала. Зато – читаем заключение судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств – «следы крови, происхождение которых не исключается от потерпевшего и на обуви свидетеля Х.».

Какая из явок явнее?

А теперь читатель, если вы осилили статью до этих строк, приготовьтесь очень сильно удивиться. Явка с повинной была не одна. Их было две. И вторая, а по хронологии оперативно-следственных мероприятий – первая, совершена Михаилом. В ней он признаётся в убийстве Павла. Тем же манером, что и Тимур: схватил, поднял голову, воткнул нож. Только не правой рукой, а левой. Запомним это. 

Какая из явок явнее? Следствие пропускает подозреваемого Тимура Н. и свидетеля Михаила Х. через детектор лжи, отдавая отчёт в том, что показания, полученные на полиграфе, юридической силы не имеют. Они больше похожи на психологическое сканирование личности. Причём отнюдь не бесспорное. При желании обмануть детектор не так уж трудно. Достаточно, например, незаметно положить на сиденье под мягкое место канцелярскую кнопку, и кривая на мониторе взбесится: мысли испытуемого будут отвлечены на болевые ощущения. Вряд ли Тимур и Михаил делали что-либо подобное, но так или иначе полиграф выдал результат: врёт по всей видимости Тимур Н.  

Дело запутывалось ещё больше. Адвоката Наталью Рочеву одолевал вопрос: что это за явка с повинной такая, если сначала один, а потом другой фигурант признаются в убийстве, будто в краже грошового чупа-чупса в магазине? Ведь цена самооговора ой как высока. Как тут не вспомнить исторический анекдот-быль, рассказанный авиаконструктором Александром Яковлевым в своей книге «Цель жизни». У Сталина как-то пропала трубка. Полу в шутку полу всерьёз он велел Берии найти вора. А потом нашёл саму трубку: она закатилась то ли под стол, то ли под шкаф. Естественно, Сталин попросил своего наркома не беспокоиться. «Но мы уже задержали вора, – возразил Берия. – И он сознался!»

Слово за словом, минута за минутой Наталья Трофимовна в беседах со своим подзащитным Тимуром Н. восстанавливала детали допроса, как реставратор по обломку фронтона воссоздаёт абрис исчезнувшего античного храма. Нет, его не били, не пытали, не угрожали насилием. Но представьте молодого человека, не протрезвевшего, не проспавшегося, плохо соображающего, измочаленного ночью с обильными возлияниями, голодного, выводимого в туалет под конвоем… И так 12 часов подряд. Впоследствии Тимур откажется от признания в убийстве, данного на явке с повинной, пожалуется в прокуратуру на психологическое давление. Но тогда, 18 июня 2014 года, он подпишет всё, что от него хотели услышать и прочитать. Подпишет сам себе 12 лет тюрьмы.

Исповедальня «Архангельский централ»

Когда Тимур Н. уйдёт в отказ от своих признательных показаний, следствие всеми силами будет втискивать его в прокрустово ложе «царицы доказательств». Иногда методами, граничащими с курьёзом. Окажется, что некто Алексей, сиделец Архангельского СИЗО, случайно (!) повстречав своего земляка в тюрьме, услышит от него покаянную историю про убийство Павла Б. И даст соответствующие показания следствию. С трудом, через цепь ходатайств, Наталья Рочева развенчает эту байку; в суде Алексей откажется от ложного свидетельства. Хотя фейк был заметен и невооружённым глазом. Разве Архангельский централ – бульвар для променад, где подследственные могут обсуждать друг с другом сплетни с воли? Или, быть может, Тимур в малявах излагал Алексею свою сагу? Но с какой-такой стати было ему исповедоваться незнакомцу или малознакомцу о каиновом грехе?

Дело № 14216027 пошло вспять, к оправданию Тимура Н., когда усилиями Натальи Рочевой к расследованию было привлечено московское ЗАО «Независимое агентство «Эксперт». Перед специалистом агентства был поставлен один вопрос: «Возможно ли причинение смерти Павлу Б. путём ножевого ранения, согласно явке с повинной Тимура Н. и явке с повинной Михаила Х.?». Не будем пересказывать содержание этого дотошного исследования. Скажем только, что моментом истины в нём стала «технология» нанесения ударов ножом, которая не могла быть применена правшой Тимуром. «Причинение смерти Михаилом Х. возможно, – гласил однозначный вердикт эксперта, – а вот причинение смерти Тимуром Н. невозможно».  

Приговор умер.  Да здравствует «глухарь»?

Судебно-следственные процедуры тяжеловесны и неповоротливы, наверное, по определению. Улита едет, когда будет?... Однако летом 2015 года реабилитация Тимура Н. приобретает необратимую динамику. В июле отменяется обвинительный приговор. Уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом. В ноябре Тимура выпускают из СИЗО под подписку о невыезде. И, наконец, последняя точка: 23 декабря 2015 года, за неделю до Нового года, судебная коллегия по уголовным делам суда НАО под председательством Евгения Мартынова полностью оправдывает подсудимого. «В связи с непричастностью к совершению преступления», как сказано в апелляционном приговоре.

Откровенно говоря, рукоплескать такому финалу не хочется. По многим причинам. Самая главная: уголовное дело № 14216027 в итоге обернулось заурядным «глухарём». Убийца Павла Б. не найден и, соответственно, не осуждён. Личность загадочного «неустановленного лица» или «лиц», наследивших на клинке и рукоятке ножа, не идентифицирована. Почему такое стало возможным? Сегодня на этот вопрос нет ответа.

Руслан СВЕШНИКОВ

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (1 vote)

Комментарии

Добавить комментарий