Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
22 ноября 07:31
Среда
Предложить новость

Конкуренция – для народа или для бизнеса?

Наталья КОЛОГРЕЕВА Выпуск №38 (410) 30 сентября 2016 Подробности

Если внимательно рассматривать ценники в магазинах, то, пожалуй, можно согласиться с результатами опроса северян на тему конкурентной среды. Жители заполярной столицы считают, что настоящей конкуренции даже среди предприятий торговой сферы в Нарьян-Маре не существует. Два-три рубля разницы в стоимости одинаковой консервной банки – скорее, профанация той самой конкуренции.

Неужто осознали?

О результатах исследования замгубернатора – руководитель департамента финансов и экономики НАО Татьяна Логвиненко поведала участникам состоявшегося недавно Координационного совета по развитию инвестиционной и предпринимательской деятельности. По словам Татьяны Павловны, вопрос о конкуренции в повестку влас-тей НАО выносится впервые. Язык так и чесался спросить: «Неужто осознали важность проблемы?» Однако всё куда как проще: стандарт развития конкуренции утверждён сверху, распоряжением правительства РФ от 5 сентября 2016 года за номером 1738-э. Так что в 2016 году окружные чиновники, закатав рукава, принялись за написание так называемых региональных стандартов конкуренции, а также комплекса мер по развитию конкуренции на территории округа.

Но вот само словосочетание «стандарты конкуренции» как-то смущает… Ибо, судя по всему, за конкуренцию в НАО власть взялась, как трудяга за  гаечный ключ – мозолистой рукой.

Уполномоченным органом по развитию инвестдеятельности и конкурентной среды в округе станет департамент финансов и экономики. Проблемные вопросы по этой теме будут рассматриваться на заседаниях специального Координационного совета, и, как было указано выше, первое заседание уже состоялось. Уполномоченный орган должен утвердить перечень приоритетных и социально-значимых рынков, конкуренцию на которых и будут развивать в Заполярье. Перечень же таков: медицина, культура, дошкольное образование, детский отдых и оздоровление, дополнительное образование подрастающего поколения, психолого-педагогическое сопровождение детей с ограниченными возможностями, сфера ЖКХ, розничная торговля, перевозка пассажиров наземными видами транспорта, связь и социальное обслуживание. Чиновники решили, раз северяне жалуются в первую очередь на дороговизну продуктов питания, то решено объявить приоритетным для развития и рынок сельского хозяйства. И плюс к тому – рынок туристический.

Татьяна Логвиненко также сообщила, что разрабатывается дорожная карта развития конкуренции, проект которой опубликован на сайте департамента. В будущем же власти намерены проводить мониторинги состояния конкурентной сферы и информировать об этом население. А вот очень любопытный пункт: по замыслу свыше, жители округа должны будут заняться общественным контролем деятельности субъектов естественных монополий. Кстати, попытки контролировать естественных монополистов предпринимались и ранее. Правда, о результатах общественного контроля история умалчивает. Дело это, вероятно, неблагодарное и даже гиблое.

Зачат в больничном пищеблоке

Буквально через полчаса заседания Координационного совета, на котором, помимо профильных чиновников, присутствовали и местные предприниматели, стало очевидным, к чему вообще все эти разговоры за конкуренцию. Сами посудите: медицина, образование, культура, жилищно-коммунальное хозяйство, социальная защита, транспорт, связь… Вчера ещё эти, как у нас говорят, социально значимые отрасли контролировались и финансировались из бюджетного кошелька. Никто даже не помышлял о том, чтобы развивать здесь какую-то конкуренцию. А теперь? Теперь бюджет наполовину то ли полон, то ли пуст. Поэтому государство (по крайней мере, такое складывается ощущение) готово отказаться от части собственных активов в пользу частного сектора. Причём, контролировать состояние дел оно и дальше будет, а вот финансировать – увы.

 – Я только что вернулась из Минфина, – сообщила на заседании замгубернатора Татьяна Логвиненко. – Первое, за что пришлось держать ответ – это количество людей, занятых в бюджетной сфере. Здесь мы превышаем все мыслимые нормы, из-за чего не получаем необходимой финансовой поддержки из федерального бюджета. Поэтому, откровенно говоря, от части услуг в бюджетной сфере мы будем избавляться. Создали комиссию, думаем, как это лучше сделать. К сожалению, никуда от этого не денешься. Можно и дальше ходить в розовых очках, да время не то.

Под страшным словом «избавляться» замгубернатора имела ввиду буквально следующее. Власти НАО уже в ближайшем будущем намерены передать на аутсорсинг непрофильные для бюджетной сферы виды работ. Например, мыть полы и вывозить мусор из больниц и поликлиник могут и клининговые фирмы. Вовсе не обязательно для этого держать в штате собственных уборщиц. Услуги по доставке и перевозке сотрудников и грузов организациям тоже могут предоставлять частные транспортные кампании. Не придётся в таком случае тратиться на ставку водителя, гараж, автотранспорт, бензин и запчасти. Кормить детсадовцев, школьников или пациентов также может частник от общепита. И опыт такой в Нарьян-Маре уже есть. Завтраки, обеды и ужины пациентам окружной больницы почти год подаёт ООО «Мед-Фуд». Без диспута и претензий тут, понятное дело, не обошлось («Правда на диете», ВНАО № 20 от 27.05.2016 г.) Но факт остаётся фактом: аутсорсинг, к которому так стремятся окружные власти, был зачат в больничном пищеблоке.

 – Про аутсорсинг в бюджетной сфере мы говорим уже два года, – вступает в диалог с исполнительной властью депутат окружного Собрания Наталья Кардакова. – Но я встречалась по данному вопросу с руководителями школьных и дошкольных учреждений, и они категорически против аутсорсинга. Медицина же и думать об этом боится. Каким образом это можно будет решить? Заставить?

 – Жизнь заставит, – отвечает на болезненный для всех вопрос Татьяна Логвиненко. – Дело в том, что у нас не совсем верно выстроена система определения цены государственной услуги. Цена должна быть одинаковой и для бюджетки, и для частника. Поэтому, если бюджетная сфера хочет зарабатывать, она сама будет решать, выгодно ли держать в штате повара или уборщицу, или легче нанять их путём конкурсной процедуры на стороне. Совсем скоро бюджетные учреждения вынуждены будут оптимизировать и снижать расходы. Думаю, что на аутсорсинг в системе здравоохранения можно будет передать до 25 процентов всех работ.

Что ж, директоров бюджетки, противящихся появлению в их стенах «частных» поваров и уборщиц, понять можно. К примеру, накосячила фея чистоты – вызываешь её в кабинет и чихвостишь. На аутсорсинге же, наверняка, разбираться с сотрудниками чужой фирмы придётся опосредованным способом – то есть с помощью письменных претензий, возможных судебных исков и прочее. Есть у руководителей учреждений такие опасения.

Имеются они и у другой стороны, у пока ещё «бюджетных» уборщиц, поваров, водителей и прочих непрофильных специалистов, самых бесправных в этой большой бюджетной игре. Если даже предположить, что все сокращённые автоматически трудоустроятся в профильные коммерческие структуры, будет ли им гарантирован тот социальный пакет, который предоставляла бюджетка? Интерес не праздный, ибо в погоне за конкурентоспособностью наши предприниматели грешат тем, что не доплачивают, не выплачивают и не оплачивают. А ведь для работников на должностях со скудной зарплатой северный соцпакет актуален вдвойне. Поэтому, хоть и говорит Татьяна Логвиненко о накопленных за тучные годы иждивенческих и потребительских настроениях у жителей округа (в первую очередь, по причине былой щедрости окружного бюджета), но ни уборщиц, ни санитарок, ни поваров, ни водителей к иждивенцам не отнести. Потому, что без них просто никак не обойтись. А без определённой чиновничьей прослойки – очень даже можно.

Всё ли мы сделали?

Присутствовавший на заседании Координационного совета губернатор НАО Игорь Кошин поинтересовался у представителей бизнес-сообщества:

 – По-вашему, достаточно ли в округе мер содействия конкуренции? Или мы ещё что-то должны сделать?

В ответ с мест раздаются реплики, мол, ничего не делается и не меняется. Индивидуалы сетуют на то, что вынуждены вести неравный конкурентный бой с госструктурами или с теми, кто работает при поддержке окружного бюджета. А это трудно. Поэтому, дес-кать, многие закрывают бизнес и уезжают. Правда, на вопрос, кто эти «многие», вразумительного ответа Игорь Викторович так и не получил. На реплики же ответил:

 – Сегодня нам без разницы, кто будет выходить на конкурсы, и оказывать те или иные услуги. Будет это бизнес или госструктура, всё равно. Тогда как требования контролирующих организаций, например, Роспотребнадзора, едины для всех. Есть одна большая проблема: немногие предприниматели готовы работать в тех нормах и правилах, которые прописаны действующим законодательством. Понятно, что проще неофициально денежку собирать и хорошо жить. Но, если речь идёт о здравоохранении или образовании, то так не получится. Потому что во главе угла – безопасность и качество оказания услуг. Развивайтесь, конкурируйте. Что должен ещё округ сделать?

Предприниматель Николай Чупров пытается донести до Кошина своё видение конкуренции в отдельно взятом округе.

 – Я пять лет здесь работаю, – заявил он. – Закупаю у оленеводов мясо, произвожу тушёнку в Кирове и Питере, привожу её в округ. Тушёнка, да и вообще все мои продукты, гораздо дешевле, чем мясокомбинатовские. А помогать мне никто не желает. Субсидию вот не дали. Выходит, это игра в одни ворота? Власть лоббирует интересы только мясокомбината?

 – Не лоббирует интересы мясокомбината, а поддерживает ненецких оленеводов, получающих субсидию за сданное мясо, и обеспечивает горожанам 200 рабочих мест, что не менее актуально, особенно сейчас, – парирует губернатор.

 – Я тоже покупаю мясо у оленеводов, – не унимается Николай Фёдорович. – И цену даю более высокую, и рассчитываюсь быстрее. А цена на мои консервы гораздо ниже.

 – Так купите мясокомбинат и работайте. Или постройте на противоположной стороне улицы, и получите господдержку.

 – Это ж какие деньги нужны!

 – Зачем вам субсидия, Николай Фёдорович? – продолжает губернатор. – Поддержка предпринимательства – это не раздача денег. Вы сегодня и без поддержки укладываетесь в экономику, вполне конкурируете по цене с мясокомбинатом. А значит, что условия для вас созданы.

 – Я хочу понять, – вступает в диалог главный федеральный инспектор в НАО Степан Бобрецов. – Вы хотите конкурировать в получении денег или в выпуске конкурентоспособной продукции? Вообще-то главная идея конкурентного рынка – создание наиболее благоприятных условий жизни для граждан. Конкуренция – это не для бизнеса, а в конечном итоге для людей. Вы выпускаете свою продукцию и конкурируете с мясокомбинатом. Поэтому, затрудняюсь ответить, а какие деньги вам ещё нужны?

 – В таком случае, что понимать под словом конкуренция? – задаёт определённо логичный вопрос предприниматель Чупров.

– На мой взгляд, – возвращается в разговор Игорь Кошин, – это равный доступ к кредитным ресурсам, энергетике и земельным участкам, а также одинаковые условия ведения бизнеса и налоговая составляющая. И мы в НАО этого достигли.

Действительно, представление о сути конкурентной среды у власти, предпринимательства и обычных потребителей разное. Непонятно пока, чем на самом деле закончится это самое развитие конкуренции в бюджетной сфере. Ибо распоряжение сверху спущено и выполнять его необходимо. Неизвестно, проникнутся ли идеями чиновников сами предприниматели. Зато понятно, чего ожидают от конкурентной среды простые покупатели. К примеру, если местный мясокомбинат конкурирует на ненецком рынке исключительно при поддержке бюджета, то цены на его продукцию должны быть не такими ломовыми, как сейчас. И чтоб помидоры в уличных палатках стоили бы по-разному, а не предсказуемо и раздражающе одинаково.

Наталья КОЛОГРЕЕВА
Фото Альберта ЛЮДВИГА

Ваша оценка: 
Среднее: 3 (2 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий