Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
19 января 23:23
Пятница
Предложить новость

Красивое в простом

Михаил ВЕСЕЛОВ Выпуск № 35 (365) 06 ноября 2015 Недра

Отправной точкой любого из двух возможных вариантов встречи с Андреем Давыдовым должен был стать аэропорт Нарьян-Мара. А уж оттуда можно было полететь в его родной Северодвинск или оправиться на Южно-Хыльчуюское месторождение, где трудится вахтовым методом двукратный призёр конкурсов профессионального мастерства рабочих Группы «ЛУКОЙЛ». Я выбрал второй маршрут.

Кто-то готов в лепёшку расшибиться ради интервью со «звёздочками» эстрады и телесериалов, персонажами бомонда. Но чаще всего после такого общения в остатке лишь ощущение пустоты. Настоящие, интересные люди – они обычно по эту сторону экрана.

Разговор проходил в просторном фойе на втором этаже административно-бытового комплекса «Звёздочка». Неподалёку отдыхающие после смены нефтяники играли в бильярд, работал телевизор, но нам с Андреем Геннадьевичем это ничуть не мешало.

Из города корабелов

Его детство и юность, выбор профессии и обретение мастерства в ней неразрывно связаны с этим городом. К началу 70-х годов прошлого века за Северодвинском уже прочно закрепился статус крупнейшего мирового центра атомного подводного судостроения. И заслуженной своею славой город в решающей степени обязан труженикам главной отечественной верфи, легендарного «Севмаша» – Северного машиностроительного предприятия. Это о нём Президент РФ Владимир Путин сказал: «Не знаю, есть ли ещё одно такое предприятие в мире, которое сделало столько для своей страны».

…В 1980 году, когда Андрей Давыдов учился в знаменитом северодвинском СГПТУ № 1 на сварщика, со стапелей «Севмаша» был спущен на воду первый из серии тяжёлых ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941. Эта подлодка и её «сестры» по сию пору остаются самыми большими в мире.

– Мне довелось увидеть её гигантский корпус на стапелях, и это потрясло! – вспоминает Андрей Геннадьевич. – На носу, ниже ватерлинии, были нарисованы трезубец и оскалившаяся акула. Подлодку потому и окрестили «Акулой». Название прижилось, и затем перешло к другим подводным крейсерам этого класса. И даже их экипажи стали носить шевроны с изображением акулы. А на Западе эти подлодки известны как «Тайфун».

Та заводская проходная, что в люди вывела

После профтехучилища у Андрея и секундных сомнений не возникло на тему трудоустройства. Конечно, только «Севмаш»! Каждодневно через проходную предприятия к своим рабочим местам шли 25 тысяч человек.

– Среди них, плечом к плечу, много лет подряд шагал и я, – с теплотой в голосе вспоминает Давыдов. – Это была бесценная школа профессионализма. Всякий раз думаю об этом, когда слышу песню про «ту заводскую проходную, что в люди вывела меня».

Из года в год он и его коллеги под грохот гидравлических молотов, в ослепительных снопах искр от сварки наращивали мощь и прочность щита, надёжно защищавшего Отечество. Но в начале лихих 90-х лучшие в отрасли специалисты стали покидать Северодвинск один за другим. В том нет их вины. Для людей, которые умели выполнять сложнейшие технические задания и любили свою работу, в родном городе не осталось достойной перспективы. Не кастрюли же, в конце концов, клепать?! На то не требуется мастерство их уровня.

Судьбоносный поворот

– В 1993 году мне предложили работу на строительстве технологических сооружений для совместного российско-американского предприятия «Полярное сияние» в ненецкой тундре, – продолжает рассказ Андрей Геннадьевич. – Объекты на Ардалинском месторождении, разработка которого должна была вскоре начаться, возводились с применением самых передовых на тот момент технологий.

С этим не поспоришь. «Полярное сияние», стоявшее у истоков промышленной добычи нефти в НАО, и вправду высоко подняло планку, что в равной степени относилось ко всем аспектам деятельности: организации производственного процесса, условиям труда и быта, экологической составляющей.

– Там приобрёл первый опыт по сварке трубопроводов, – говорит Давыдов. – Работали в паре с американцем, он – с одной стороны трубы, я – с другой. Было чему поучиться. Сильные специалисты с грамотным и креативным подходом к решению задач. Однако мы ничем их не хуже. Позднее, когда случилось поработать ещё в одном СП (ЗАО «КомиАрктикОйл»), это убеждение только окрепло.

А впереди его ждал новый, не менее интересный этап жизни.

На арктическом берегу

– Горжусь, что занимался сваркой первого дюкера, принимал участие в осуществлении «пилотного» проекта по созданию временного отгрузочного комплекса на Варандее, где со временем «ЛУКОЙЛом» был построен мощный, самый северный круглогодично действующий нефтяной терминал в мире, внесённый в Книгу рекордов Гиннеса, – признался Андрей Геннадьевич. – С ним, и вообще с арктическим побережьем у меня связано несколько лет, до предела насыщенных очень трудной и при этом очень интересной работой. Варандейское, Перевозное, Торавейское, Тобойское месторождения…

Тогда Давыдовым и был окончательно сформирован фундамент, на котором зиждется его нынешняя репутация одного из лучших электрогазосварщиков организаций Группы «ЛУКОЙЛ», а значит – и всей отечественной нефтегазодобывающей отрасли.

Эта репутация подкрепляется высокими достижениями: на двух общелукойловских конкурсах профессионального мастерства рабочих (в 2013 году в Перми и в 2015 году – в Когалыме) ему удалось войти в тройку призёров, выдержав конкуренцию со специалистами экстра-класса.

Эстетика созидания

– Я очень люблю дело, которым занимаюсь! – без малейших раздумий ответил Давыдов на мой вопрос. – Красивый стальной шов – это как произведение искусства. У каждого сварщика свой стиль, свой узнаваемый почерк. На иной шов смотришь – руки бы оторвал. Да, он надёжный, качественный, но помимо этого непременно должна присутствовать и некая элегантность, что ли.

Вслушиваясь в рассуждения Андрея Геннадьевича, ловлю себя на том, что пытаюсь вспомнить нечто важное, созвучное его мыслям. Ну, конечно же! Я ведь когда-то читал об этом, пытаясь разобраться в японских критериях красоты! Так вот: в традиционной японской эстетике сущность прекрасного определяют четыре мерила, четыре ключевых принципа. В их числе – понятие ваби, то есть отсутствие нарочитого, предельная простота.

С этим понятием связаны практичность, функциональность и утилитарная красота предметов. Она должна присутствовать во всём, что окружает человека в его будничной жизни, в каждом фрагменте повседневного быта. Ваби – это красота, заключённая в материале при его минимальной, очень сдержанной обработке.

К таким вот лирическим размышлениям сподвигла меня встреча со сварщиком Андреем Давыдовым. Сам, признаться, не ожидал…

® Михаил ВЕСЕЛОВ

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (2 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий