Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
23 сентября 05:55
Суббота
Предложить новость

Край полярных снов

Лариса ТОРОПОВА Выпуск № 34 (276) 17 октября 2013 Мастерская

В центральной башне Гостиных дворов Архангельска открылась выставка Николая Гернета «Арктика-2013: взгляд фотохудожника».

Выставка

Край полярных снов

Начало на первой странице.

Белый медведь, притулившийся к скале. Догоняющий лодку огромный клыкастый морж. Мхи и лишайники всех цветов радуги. Причудливой формы скалы, в которые бьётся холодный океан. Пушистые, напоминающие изнанку шерстяной шапки, гнёзда гаги. Дрейфующие всех оттенков белого и синего айсберги. Невероятной красоты цветы – камнеломки посреди льдов. Такой прекрасной, необычной увидел Арктику фотохудожник Николай Гернет, выставка которого открылась в Архангельске, в центральной башне Гостиных дворов.

Выставка является творческим отчётом о путешествии на судне «Поларис» на Землю Франца Иосифа. Николай с 26 июля про 1 сентября работал в составе группы Национального парка «Русская Арктика» более чем на двадцати островах ЗФИ.

Выставку фотохудожник условно делит на четыре блока: пейзажи, предметная макросъёмка, далее – льды, камни, животные, и четвёртый блок – воздействие человека на природу.

 – Как вы считаете, это день или ночь? – экзаменует Николай окруживших его журналистов, показывая на фотографию.

Мы решили, что это день, всё-таки в середине августа съёмка сделана, у нас же ночью темно в это время! «Ошибаетесь, это два часа ночи», – подытоживает автор.

 – Очень трудно, увидев скалу, на неё не попытаться взобраться, – комментирует свои следующие работы Николай Гернет. – Это один из последних дней путешествия, когда температура поднялась до 14 градусов. Пока поднимались, а все были в термобелье, мы по пояс разделись и лежали-загорали, а американцы бегали, фотографировали нас и кричали: «Сумасшедшие русские!». На заднем плане – остров Бэлл, он назван так по форме скалы и на самом деле напоминает колокольчик, а съёмка производится с острова Мэйбл, они рядом находятся.

 – В Арктике такие красивые цветы?! – спрашивают журналисты у фотохудожника.

 – Это камнеломка, – объясняет Николай, – она живёт такими маленькими колониями, цветы цепляются за камень, полностью его обволакивая. А вот мхи, они растут, где много влаги, они разноцветные, и мимо пройти невозможно, потому что на фоне белого, серого, чёрного яркие пятна сразу бросаются в глаза. Эти лишайники я снял на Комсомольских островах.... А тут я снял культовое животное островов Франца Иосифа под названием люрик, – продолжает рассказ автор выставки. – Люрик – это символ крайней безалаберности, человека он подпускает на расстояние вытянутой руки. Чем с успехом пользуются и белые медведи. Гнёзда люриков находятся под камнями. Медведь подходит, камень отодвигает – там сидит люрик, смотрит: «О! Белый медведь!». Медведь его тут же лапой накрывает, суёт в пасть, откуда только перья торчат… Операторы любят этот сюжет снимать, потому что такие «сцены» постоянно происходят.

 – А этот морж почти впритык сфотографирован, – с уважением подметил кто-то из зрителей.

 – Он пытался с нами близко познакомиться, но мы вовремя уплыли, потому что моржи имеют привычку протыкать лодки, – объяснил Николай.

На следующих фото – целые лежбища моржей… У моржей, по рассказам, такие огромные мощные клыки, что многие белые медведи проигрывают им в драках. Затем идёт целая серия фотографий айсбергов («Айсберги волшебны при любом освещении!» – восхищается Гернет), затем – ряд снимков белых медведей…

 – А этот медведь сфотографирован на острове Рудольфа, самом северном острове архипелага и самой северной точке суши Евразии, – поясняет путешественник. – На этом маленьком пятачке медведь лежал, кого-то доедал, а мы вокруг него катались на лодках, подплывая очень близко.

Далее идут фотографии, где автор запечатлел исторические артефакты – лодку, самолёт на острове Хейса, а также свалки и кладбища жутких терминаторов-трансформеров, следы «деятельности» людей. Есть даже портрет одного из госинспекторов Национального парка «Русская Арктика», нынешнего начальника Земли Франца Иосифа, которого уважают даже белые медведи, а студенты-практиканты боятся.

Выставка произвела на всех пришедших на вернисаж большое впечатление. Увидеть Арктику глазами отважного фотографа Николая Гернета – это, оказывается, здорово! Тем более побывать там большинству из нас всё равно не удастся, билет для туриста стоит от 200 тысяч рублей…

Фотографии удачно дополняют экспонаты краеведческого музея (среди которых – рога древнего северного оленя, который бегал по арктическим островам пять-восемь тысяч лет назад, позвонки гренландского кита, каменный шар с острова Чампа, будто обработанный рукой человека и другие) и видеоролик, снятый в экспедиции Андреем Каменевым.

Я попросила Николая Гернета ответить на несколько вопросов.

 – Вы упомянули о сотруднике Национального парка, который спас вам жизнь. Насколько опасно было работать на Земле Франца Иосифа?

 – В дикой природе опасность подстерегает всюду, и безопасность стоит на первом месте. Перед экспедицией мне прислали 40-страничную инструкцию по безопасности, но всего не предусмотреть. Однажды в группе фотографов я шёл замыкающим, а госинспектор Юрий Станиславович Руткаускас был охранником. И на нас вышел белый медведь – он был в пятидесяти метрах от нас… А ружьё было только у Юрия Станиславовича – он медведя и отогнал… В памятке первым правилом было записано: «Если вы не видите белого медведя – это не значит, что его нет». Он может выглядывать из любой впадинки, лежать и прикидываться куском снега… И даже когда на лодке мимо него проплываешь, он берёт и закрывает лапой нос – прячется: мол, меня нет.

 – С какими сложностями пришлось столкнуться при съёмках? Люди выдержали, а техника?

 – Было много съёмок с лодок, с воды, а это соленая вода, которая на технику неблагоприятно влияет. Пришлось почитать рекомендации фотографов, которые на этих территориях снимали. Советовали брать больше защитных фильтров, я взял и не пожалел, потому что, когда технику, пусть и влагозащищенную, захлёстывает водой, фильтры мутнеют. Если погода холодная – нужны запасные батарейки. Нужно вести все виды съёмок, поэтому на своём горбу таскаешь телеобъектив – нужно далеко снимать. Таскаешь широкоугольный объектив, потому что нужно снимать пейзажи и панорамы. Таскаешь макрообъектив, штатив… килограммов 12-15! Ты приехал на остров на лодке на три часа, а можешь остаться на все восемь часов, поскольку поднялась волна и на лодке опасно ехать, ждём, когда ветер утихнет. Там большие перепады погоды. То жарко, то через полчаса может пойти снег…

 – На видео цвели полярные маки, а потом на них стал падать снег! Как они там выживают?

 – Эти цветочки тёплой погоды не любят. У меня есть снимки, на которых свежевыпавший снег и сквозь него, как подснежник, пробивается полярный мак. И это в августе. Когда мы возвращались в Архангельск на «Поларисе», мы радовались, что едем домой на юг!

 – А где вы жили?

 – Все сорок суток экспедиции мы провели на корабле. Только когда ночевали рядом с бухтой Тихой, я попросил высадить меня – очень хотелось переночевать в доме, где жил Папанин.

 – Дом сохранился?

 – Сохранилось всё, что папанинцы строили. У меня есть снимок, где на фундаменте дома – автограф начальника ЗФИ Папанина. Так что переночевать на его кровати было моей мечтой. Это наши кумиры с детства, мы же воспитывались на «Двух капитанах», на всех их книгах, в Архангельске и улицы есть – Шмидта, Папанина. А увидеть своими глазами!.. Как там можно было зимовать, думал я. Но, с другой стороны, там всё было продумано для зимовки, база была телефонизирована, чтобы в полярную ночь, зимой не ходить из домика в домик, поскольку много опасностей, а созваниваться.

 – А как же студенты уборкой мусора на островах ЗФИ занимались?

 – Уборкой арктического мусора можно заниматься только с мая по октябрь. А зимой много соблазнов, хочется пофотографировать полярное сияние, оно там очень шикарное, но ты понимаешь, что будешь просто шашлыком, на который сбегутся все медведи в округе… Нужно иметь пятерых охранников, чтобы всё это красиво фотографировать. Пейзажи там непередаваемые, космические, арктические – такого не увидеть нигде больше, только на Севере!

 – Арктическая тундра чем-то отличается от нашей заполярной тундры?

 – Тундра – это одно, а арктическая тундра – это совсем другое, это Марс, другого слова не подобрать. Это лёд, камень, сквозь которые пробиваются растения, мхи, лишайники, играющие в яркий солнечный день жёлтым, красным, зелёным цветами, всё это блестит, поскольку покрыто льдом… Всю эту красоту можно попытаться сохранить только в голове, слов не хватит, техника, даже самая современная, не справляется с тем, чтобы показать это в истинных красках… Потому что для полноты ощущений нужно, чтобы падали снежинки, а ты вдыхал этот морозный воздух, чтобы ветер пронизывал тебя и не было желания уходить! Просто садишься и смотришь, … а мимо тебя проплывают айсберги, в них всё переливается, изгибается, и каждый – как статуя неповторимая. Ведь это же просто льдинка, как она может быть так красива, что потом тебе снится?

 – Спасибо, Николай, творческих успехов!

Лариса ТОРОПОВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (1 vote)

Комментарии

Добавить комментарий