Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
23 сентября 05:50
Суббота
Предложить новость

Кузькина мать и другие-прочие

Михаил ВЕСЕЛОВ Выпуск № 34 (364) 30 октября 2015 Дата недели

На неделе практически все федеральные телеканалы так или иначе – какие вскользь, а кто и весьма основательно – напомнили, поведали миллионам зрителей и слушателей о том, что произошло над архипелагом Новая Земля более полувека назад. Грешно было бы «Выбору НАО» остаться в стороне. Это ведь не где-нибудь, а фактически по соседству, рукой подать, сработало самое мощное из абсолютно всех когда-либо сконструированных людьми взрывных устройств: грохнула водородная «Царь-бомба», она же изделие АН602, она же «Кузькина мать».

Кузькина мать и другие-прочие

Для тех, кому за…, и по сей день выражение «Кузькина мать» ассоциируется с эпохой Хрущёва.
Эту загадочную для иностранцев особь женского пола Никита Сергеевич, стуча ботинком по трибуне ООН, обещал показать капиталистическому Западу. Ну, и показал. Её грозный рык (порядка 60 мегатонн в тротиловом эквиваленте, что в 3000 раз превышает мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму!)
30 октября 1961 года в 11 часов 33 минуты по московскому времени разнёсся по планете, заставив мир затрястись и в переносном, и в прямом смысле – ударная волна трижды обогнула земной шар…

Личные счёты

Я был зачат двумя годами позже, а старшему братишке, Лёне, исполнилось всего лишь шесть дней от роду. У мамы и сейчас ручьём льются слёзы из уже не видящих глаз, когда она вспоминает, как появившийся на свет в деревянном роддоме Нарьян-Мара очаровательный малыш, славный синеокий мальчуган с длиннющими темными ресницами около полудня вдруг разразился страшным криком и стал корчиться в судорогах. Он жалобно кричал, не переставая, много-много часов подряд. Белки глаз подернулись сплошной кровавой сеткой лопнувших капилляров…

В 54 года он по-прежнему ребёнок. Особенный ребёнок. С виду Леонид ничем не отличается от обычного взрослого человека своего возраста. Вот только умом брат остаётся трёхлетним мальчиком. Любящим мультфильмы и сказки; искренне радующимся даримым ему игрушкам; взахлёб смеющимся над старыми добрыми комедиями, которые показывают по телевизору. Но он, наивный и трогательный, абсолютно беспомощен в окружающем жестоком мире. Ему самостоятельно, увы, никак не справиться с грузом житейских проблем, если рядом не будет родных – мамы и меня.

По прошествии лет не обосновать, не доказать, что от слишком близкого, чудовищного взрыва в здешней заполярной атмосфере сдетонировал ничем не защищённый мозг маленького человечка. В одном лишь я убедился, долгие годы, придирчиво изучая генеалогическое древо: ни в одном поколении, ни у кого не было никаких отклонений от нормы. И вдруг – столь тяжелейшая патология. Так просто не бывает.

Митинговая пора

В конце 1989 года интинская городская газета «Искра» опубликовала большущую мою статью «Люди и бомбы» о многочисленных практических опытах по совершенствованию советского ядерного оружия на архипелаге Новая Земля. К тому моменту на Северном полигоне (условное наименование – «Объект-700») было совершено уже 129 ядерных испытаний в военных целях.

Статью, призывавшую к мораторию на проведение взрывов неподалёку от обжитых земляками мест, перепечатали сразу несколько газет, включая «Усинскую новь». Судя по всему, публикация не прошла незамеченной, так как вскоре мне позвонили из Усинска и предложили выступить на митинге, который планировалось созвать на центральной площади приполярного города через день.

Я спешно собрался, поехал. Эмоционально выступил. Молодой был, горячий. Кстати, что любопытно, тот антиядерный митинг организовали отчаянные усинские комсомольцы (с некоторыми из них мы дружны по сию пору), которые проявили инициативу без оглядки на партийные органы, вопреки их отповедям.

…А моя статья была лишь одной из нескольких десятков. Единомышленников хватало. По советским СМИ, включая «Няръяна вындер», «Северный комсомолец», московский «Собеседник», в то время прокатилась волна публикаций на эту тему, и за безъядерный Крайний Север возратовали миллионы людей. Их голоса возымели действие: после 24 октября 1990 года на территории нашей страны ядерные взрывы официально не проводятся – ни в целях создания новых модификаций бомб, ни в каких иных.

Всего же с 1949 по 1990 годы в СССР совершено 715 ядерных испытаний и взрывов, а общее количество зарядов составило 969 единиц. При этом 124 было произведено в мирных целях, для чего использовали 135 промышленных ядерных устройств.

В этой статье я попытаюсь приоткрыть негласную завесу лишь над некоторыми из них, непосредственно или косвенно затронувшими наш регион. А для начала – о том, что и без меня многим в округе ведомо. Но освежить память, пожалуй, не будет лишним.

Провал операции «Пирит»

Три года назад, в середине октября 2012 года, в Нарьян-Маре состоялась III международная научно-практическая конференция «ЭкоПечора». Среди проблем, которые обсуждались на этом представительном форуме, особое внимание привлекла тема, связанная с экологическими аспектами Кумжинского газоконденсатного месторождения.

Именно там, в дельте Печоры, 25 мая 1981 года на глубине около полутора километров был произведён ядерный взрыв мощностью 37,6 килотонны с целью подавления неконтролируемого газового фонтана.

В Нарьян-Маре, до которого от Кумжи всего каких-то 60 км, людей буквально выгнали из жилых домов и прочих зданий, разрешив взять с собой лишь документы, удостоверяющие личность (видимо, чтобы в случае чего проще было опознать). На заурядные учения по гражданской обороне это ничуть не походило. Потому и запомнилось накрепко.

– Весело неделя начинается! – шутили в тот понедельник, маскируя тревогу, соседские мужики. Кое-кто из них, помимо паспортов, прихватил добытую из потаённых мест (и тотчас оприходовал) горячительную заначку, дабы зря не пропала и врагу не досталась. Мало кто в городе был проинформирован, что истинной причиной переполоха стала строго засекреченная операция «Пирит».

Как известно, она не дала желаемого результата, печально знаменитую аварийную скважину № 9 удалось обуздать только через шесть лет ровно. Её заглушили и зацементировали ценой неимоверных усилий и колоссальных затрат.

Но прежде, начиная с конца ноября 1980 года, день за днём она ежесуточно извергала по два миллиона кубометров газа и сотни тонн конденсата. Поглотивший устья аварийной и нескольких соседних скважин кратер представлял собой жуткое зрелище: в нём бурлила, чавкала и плевалась огненными гейзерами чёрная вязкая каша, источавшая запах ада.

Что пошло не так?

Почему же всё-таки не увенчалась успехом операция «Пирит»?

Это ведь был уже 82-й случай промышленного использования ядерных зарядов на территории СССР. Причём до «Пирита» технология применения ядерных взрывов для перекрытия неконтролируемых выбросов углеводородов была успешно апробирована трижды. В частности, она успешно зарекомендовала себя ещё 30 сентября 1966 года при ликвидации масштабной аварии на месторождении Урта-Булак в Узбекской ССР.

Тогда решение о проведении ядерного взрыва для смещения земных пластов было принято по причине того, что не оставалось иного выхода: каждодневно прямиком в атмосферу уходило 12 миллионов кубометров насыщенного сероводородом газа. Жуть несусветная! Впрочем, в то время руководствовались не столько стремлением минимизировать последствия для экологии, сколько прагматическими соображениями.

Этого количества газа с лихвой хватило бы, чтобы обеспечить топливом такой крупный город, как Ленинград. К моменту проведения операции общий объём выброса превысил 15 миллиардов кубометров! Мощнейший фонтан, кстати, утих спустя 25 секунд после взрыва мощностью 30 килотонн.

А вот на Кумже произошла осечка. Нет, взрывное устройство со всеми прилагающимися кабелями и приборами вполне благополучно опустили в пробуренную для этого скважину № 25, которую потом «закупорили» цементом, бетоном, щебнем. Но изначально допустили ошибку при определении точки координат подземного взрыва. И он был совершён далеко в стороне от аварийного ствола наклонно направленной скважины.

В земных недрах на глубине 1470 метров образовалась оплавленная полость радиусом в 35 метров, однако газ продолжал фонтанировать. Сразу же провели гаммаспектрометрические измерения – к общему облегчению, на поверхности изменений природного радиационного фона выявлено не было. Впрочем, это отнюдь не означало, что признаки миграции радиоактивных веществ из вроде бы герметичной камеры не обнаружатся позже.

Пока на Кумже – чисто

Со временем возникла обоснованная тревога в связи с тем, что на бесхозном по сути участке может вновь произойти самопроизвольный выброс природного газа. Поэтому администрация НАО предложила приступить к разработке месторождения, чтобы снизить аномально высокое внутрипластовое давление и уменьшить риск возникновения очередного инцидента, способного повлечь экологическую катастрофу.

И в ноябре 2007 года конкурс на право пользования Кумжинским газоконденсатным месторождением выиграла компания «СН Инвест». В соответствии с лицензионным соглашением, она приняла ряд экологических обязательств на весь срок разработки.

В их числе – проведение исследований уровней загрязнения почв, растительности, воды углеводородами, тяжёлыми металлами и радионуклидами. Первый отчёт о проделанной работе был представлен общественности на конференции «ЭкоПечора» в 2010 году. Доклад, с которым выступил заместитель генерального директора ЗАО «СН Инвест» по экологии и промышленной безопасности Евгений Волков, помнится, развеял главные опасения.

Спустя два года он вновь вышел к трибуне, чтобы оповестить участников форума «ЭкоПечора-2012» о заключениях, сделанных специалистами ФГУП «ВНИПИпромтехнологии» по результатам измерений гамма-, бета-, альфа-активности взятых на объекте проб горных пород, газа, конденсата и пластовых вод с обязательным определением содержания естественных радионуклидов (урана, тория и калия), а также концентраций радионуклидов искусственного происхождения. Среди них были и пробы, отобранные в ходе испытания расконсервированной поисково-оценочной скважины № 29.

– Исследования и многолетние наблюдения показали, что современная радиационная обстановка на Кумже соответствует нормальным естественным значениям, и дополнительные мероприятия по обеспечению радиационной безопасности не требуются, – заверил Евгений Волков.

Сказанное им тогда обнадёживало. Но ко дню нынешнему опять успели накопиться былые опасения: ведь и дамба, ограждающая проблемный участок, с годами прочнее не стала; и внутрипластовое давление осталось прежним. Короче, опухоль отнюдь не рассосалась сама по себе. А к промышленной добыче, которую планировалось начать в прошлом году, так и не приступили.

То есть, заведомо ясно лишь одно: все точки над «i» в эпохальной и затяжной драме Кумжи будут расставлены не завтра и не послезавтра, эта сложная история наверняка получит своё продолжение. Возможно, очередные главы в неё будут вписаны совсем скоро, на очередной международной конференции «ЕвроАрктика-2015», которая состоится в Нарьян-Маре в конце ноября.

Мы же пока ещё раз вернёмся к уже упомянутому выше ФГУП «ВНИПИпромтехнологии» Министерства РФ по атомной энергии, которое в течение полувека с гаком работает как головной проектно-исследовательский институт в области обеспечения радиационной безопасности. И работы для него все эти годы хватало с лихвой, опыт накоплен богатейший. В связи с этим повторим, что в СССР было осуществлено 124 ядерных взрыва в мирных целях, причём 119 раз это происходило вне полигонов.

Чаще всего заказчиками выступали геологи (51 случай), Мингазпром (26) и Миннефтепром (13). А «крайним» из промышленных ядерных взрывов стал «Рубин-1» мощностью 8,5 килотонны, проведенный 6 сентября 1988 года в …Архангельской (!) области, в 80 км северо-восточнее Котласа.

О самых нашумевших из них, а также о тех, которые имеют отношение к нашему региону и его ближайшим соседям – в следующей части статьи.

Мирный атом

Эти промышленные взрывы имели различное предназначение и, как уже сказано, исполнялись по заказам многих министерств и ведомств. Например, они применялись при изучении глубинных горизонтов земной коры для уточнения её строения и выявления перспективных структур, в которых стоит проводить поиски месторождений полезных ископаемых (прежде всего – нефти и газа).

Реализация обширной программы сейсмического зондирования недр включала наблюдения по целому ряду профилей так называемых геотраверсов. Действуя обычным порядком, пришлось бы отправлять в тайгу и тундру экспедицию за экспедицией, закладывать и взрывать множество стандартных небольших зарядов для получения весьма приблизительных данных.

А при подземном ядерном взрыве приход глубоких волн фиксировался приборами, установленными даже за тысячу километров, что позволяло в сто раз (!) сократить объём исследований.

В рамках этой комплексной программы Министерства геологии и Академии наук СССР в период с 1971 по 1988 год было проведено 39 подземных ядерных взрывов на 14-и профилях суммарной протяжённостью 70 тысяч километров.

В частности, было проведено глубинное сейсмозондирование земной коры по профилю Воркута – Кинешма для выявления запасов нефти в Вологодской и Костромской областях. И первый же взрыв под кодовым названием «Глобус-1» в Ивановской области повлёк 19 сентября 1971 года выброс радионуклидов и вредных веществ – на восемнадцатой минуте после начала операции в одном метре от зарядной шахты возник газо-водяной фонтан. Причиной аварии явилось некачественное цементирование скважины…

К востоку и югу от НАО

Все четыре промышленных ядерных взрыва, проведённых на территории братской Республики Коми, также относятся к вышеупомянутой программе сейсмозондирования. После аварии в Ивановской области были сделаны серьёзные выводы, так что операции прошли в штатном режиме, при строгом соблюдении технологического процесса.

Перечислю их в хронологическом порядке.

Операция «Глобус-4» была проведена 2 июля 1971 года в 20 км юго-западнее Воркуты, у станции Хановей. Взорван заряд мощностью 2,3 килотонны.

Такой же была мощность заряда, взорванного под землёй в ходе операции «Глобус-3» в 20 км восточнее станции Лемью 10 июля 1971 года.

Следующий взрыв, «Горизонт» (о нём почему-то очень мало информации в доступных источниках), осуществлён через три года опять же в окрестностях Воркуты, неподалёку от станции Сейда. Мощность ядерного заряда составила уже 7,6 килотонны.

Ещё мощнее был взрыв 11 августа 1984 года в 80 км к западу от города Печоры, на границе с Ижемским районом. При проведении этой операции «Кварц-2» на глубине 760 метров было взорвано устройство мощностью 8,5 килотонны в тротиловом эквиваленте.

Это были взрывы так называемого камуфлетного типа, то есть без образования воронки разрушения на поверхности земли. Однако в соседнем регионе была проведена и серия из трёх взрывов, приведшая к образованию озера на территории Чердынского района Пермского края, что всего в десятке километров от границы с Троицко-Печорским районом Республики Коми.

Атомное озеро

Озерко это надёжно упрятано в таёжную глухомань подальше от глаз людских. Стояла вблизи, рукой подать, деревушка Семь Сосен, только в ней давно уж никто не живёт. Да и посёлок Чусовской (Головной), что в двадцати верстах южнее, тоже пришёл в запустение. Но люди в окрестности озера продолжают наведываться – экологи, исследователи-«сталкеры», журналисты. А ещё эти места облюбовали …грибники и рыбаки. Грибов здесь уйма, рыбалка знатная: крупные окуни клюют – только успевай подсекать. Ржавые таблички «Радиоактивность. Опасно для здоровья!», которые можно встретить тут и там, визитёров не останавливают.

Поразительной голубизной манит к себе прозрачная вода, но не причастна матушка-природа к возникновению этого озера, не было его до 23 марта 1971 года. В тот день синхронный взрыв трёх ядерных зарядов (каждый – мощностью в 15 тысяч тонн тринитротолуола), заложенных в скважины с интервалами в 163 и 167 метров друг от друга, оставил огромный шрам на земной поверхности в Чердынском районе Пермского края. Экскавационный, то есть на выброс грунта, взрыв образовал выемку длиной в 700, шириной в 340 и глубиной в 15 метров, а над ней поднялся к небу двухкилометровый «гриб» газопылевого облака. Со временем котлован заполнился водой.

Операция «Тайга» должна была стать первой из многих таких же в рамках грандиозного проекта по переброске части стока северных рек на юг. Планировалось, что печорская вода напитает стремительно мелеющие Каспий (уровень которого к тому времени опустился на 2,5 метра) и Арал, а также пойдёт на орошение засушливых земель в среднеазиатских республиках. Для чего всего-то и нужно было объединить бассейны Печоры и Камы с помощью каскада искусственных водохранилищ, плотин и каналов.

К осуществлению проекта приступили с одобрения ЦК КПСС и Совмина, экскавационные технологии для прокладки канала были предварительно отработаны в ходе модельных операций «Телькем» и «Телькем-2» на Семипалатинском испытательном полигоне.

Однако при всём том, что в Пермском крае подорвали так называемые «чистые» ядерные заряды нового поколения, радиоактивный след распространился далеко, и это было зафиксировано даже в Скандинавии. Последовали протесты по поводу нарушения договора, запрещающего проведение взрывов, если продукты распада достигают территории других государств.

Эйфория гигантомании

Впрочем, не менее глобальные проекты вынашивались и на Западе, причём с опережением. Так, ещё в 1957 году Комиссия по ядерной энергии США приняла научно-техническую программу «Plowshare» («Плуг») по промышленному использованию ядерных технологий.

Да, за океаном, как и у нас, учёных, политиков и промышленников буквально заворожили открывшиеся перед ними перспективы и возможности. В частности, хотели проложить второй Панамский канал, для чего потребовалось бы произвести 300 взрывов. Разрабатывался и проект «Колесница» по созданию глубоководной гавани для нового порта на Аляске, чтобы обеспечить отгрузку угля с крупного месторождения.

Аналогичный замысел намеревались реализовать в Австралии: международный проект был связан со строительством порта на северо-западном побережье континента. В результате проведения серии из пяти взрывов мощностью по 200 килотонн там должна была появиться просторная и защищённая от штормовых волн гавань с глубинами от 60 до 120 метров.

Трижды (в 1967, 1969 и 1973 годах) проводились в США и ядерные эксперименты по стимулированию газовых месторождений, направленные на повышение проницаемости пород.

Больше нефти Родине!

В СССР по этому пути ушли дальше и остановились много позже. Впервые в мировой практике были осуществлены опытно-промышленные работы с применением подземных ядерных взрывов для повышения коэффициента извлечения нефти.

Начало было положено в 1965 году серией из трёх взрывов неподалёку от деревни Новая Казановка в Башкирии на Грачёвском нефтяном месторождении, которое разрабатывало НГДУ «Ишимбайнефть» (объект «Бутан»). Месторождение, приуроченное к рифовому массиву, находилось в эксплуатации уже семь лет без поддержания пластового давления, которое снизилось с 14,7 до 2,4 МПа.

Позднее, в год Московской Олимпиады, там было проведено ещё два взрыва для подготовки под закачку в пласт газа. Их воздействием было охвачено 47 процентов площади месторождения, где образовались зоны улучшенной проводимости. Расчёты показали, что суммарная дополнительная добыча нефти составила около 300 тысяч тонн.

Ядерные взрывы по «камуфлетной» технологии также проводились на Тяжском (объект «Гелий»), Еси-Еговском (объект «Ангара»), Средне-Балыкском (объект «Бензол») и Осинском (объект «Грифон») месторождениях.

Кстати, в числе работников ТПП «ЛУКОЙЛ-Севернефтегаз» есть уроженцы города Осы. И хотя они были в 1969 году ещё малыми детьми, но помнят, как содрогнулась земля от тех двух взрывов. Ведь взрывали на глубине 1200 метров всего в десяти километров от большого населённого пункта!

В домах полопались оконные стекла, обрушились печные трубы. До наступления холодов, а дело происходило в сентябре, пришлось спешно перекладывать в общей сложности 300 печей, для чего спешно были собраны мастера-печники со всей Пермской области.

Как говорится, «не буди лихо, пока оно тихо». До конца 1976 года радиационная обстановка на опытной площадке Осинского месторождения не превышала фонового значения. Но после проходки и освоения так называемой «прокольной» скважины в центральной зоне взрыва началась миграция радионуклидов по нефтяной залежи и их вынос на поверхность.

И нейтрализацией этого вреднейшего воздействия пришлось заниматься ещё долгие годы.

Никогда не говори «никогда»

Итак, основной (хотя далеко не весь) объём информации изложен. Теперь по всем канонам жанра пора переходить к выводам. И они, вероятно, несколько удивят читателей. Более того, ещё недавно отчасти удивили бы и меня самого.

Да, и прежде, и сейчас остаюсь при мнении, что испытание ядерного оружия в атмосфере и под водой неприемлемо ни при каких условиях. А вот по поводу подземных – никогда не говори «никогда». При возникновении (не дай Бог!) серьёзной внешней угрозы или утрате военного паритета уже не до мораториев.

Что же касаемо промышленных ядерных взрывов, их применение в некоторых экстраординарных ситуациях может стать безальтернативной панацеей (как в своё время на месторождении Урта-Булак). Не исключено, когда-нибудь «мирные» ядерные заряды вновь окажутся востребованы. Например, пять лет назад всерьёз рассматривалась возможность их использования для ликвидации последствий грандиозной аварии в Мексиканском заливе. Так что всяко может случиться…

Михаил ВЕСЕЛОВ

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (5 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий