​Не просто раздать миллионы и собрать потом бумажки отчётов...

Аватар пользователя vnaoinform

Задача Фонда поддержки предпринимательства и предоставления гарантий НАО – знать в лицо каждого местного предпринимателя и пытаться сделать так, чтобы на лице этом не было и тени сомнений по поводу выбранной стези. Бизнес, сами понимаете, дело ёмкое: тут и долгоиграющие планы, и риски, и долги, и обязательства. Руководитель Фонда Ирина Тихомирова – о том, зачем помогать частнику, и что такое малый бизнес в условиях Заполярья.

Идея бизнес-инкубатора жива

 – Ирина Викторовна, судя по всему, вопрос: нужно ли помогать нашему малому бизнесу морально и даже материально? – на повестке дня Фонда не стоит. Каждую неделю вы и сотрудники департамента финансов и экономики выезжаете к предпринимателям, интересуетесь их проблемами, консультируете насчёт получения господдержки. Может сложиться впечатление, что частник в округе – вроде священной коровы. Тогда как в других регионах, напротив, это он вынужден обивать чиновничьи пороги. В НАО расположена какая-то аномальная бизнес-зона?

 – Насчёт священной коровы – это многие подмечают, – улыбается Тихомирова. – Совсем недавно приезжий предприниматель, открывший в округе новый бизнес, признался, что просто в шоке от внимания местной власти. Причём, внимания в хорошем смысле. Всё просто: в прошлом году губернатор поставил чёткую задачу – увеличить оборот малых и средних предприятий в валовом региональном продукте. Понятно, что мы никогда не разовьём в НАО малое предпринимательство до такой степени, что заткнём за пояс неф – тянку, никто и не ставит перед нами такую задачу. А вот сферу занятости за счёт малого предпринимательства расширять можно. Поэтому в 2015 году была создана полноценная, комплексная инфраструктура по работе с малым и средним бизнесом, которой до этого в округе не существовало. Да и зам губернатора Татьяна Логвиненко уделяет работе с предпринимателями серьёзное внимание, встречи с деловыми людьми непосредственно на месте ведения их бизнеса и общение – важная часть этой работы.

 – Фонд работает с уже зарегистрированными и действующими предпринимателями? Или новички тоже могут пользоваться его поддержкой? И, кстати, что с витавшей некогда в Нарьян-Маре идеей бизнес-инкубатора для начинающих предпринимателей?

 – Идея жива, но мы – в поисках подходящего помещения, загвоздка только в этом. А консультируют сотрудники Фонда всех, кому это необходимо, по любым бизнес-вопросам. Кстати, в том числе на нашем сайте fond83. Задать их и получить ответ можно даже в режиме онлайн, чем активно пользуются предприниматели из отдалённых районов округа. Новичков же интересует, какие сферы деятельности сейчас актуальны, какую организационную форму и форму налогообложения выбрать.

 – Ну а какова схема вашего реального, а не виртуального взаимодействия с предпринимателями?

 – Независимо от того, потенциальный, начинающий или давно работающий, предприниматель обращается в Фонд, излагает свою бизнес-идею и проблемные моменты её реализации. Затем начинается конкретная работа: за предпринимателем закрепляется сотрудник Фонда, который анализирует проект, раскладывает по полочкам все риски, объясняет, какие ресурсы можно привлечь в данном случае. Это может быть грант, субсидия, микрозайм, лизинг. Может быть имущественная поддержка в виде предоставленного округом помещения (при создании бизнес-инкубатора) или компенсации арендной платы за коммерческую недвижимость. По итогам этих консультаций предприниматель пишет и предъявляет Фонду бизнес-план для получения гранта. В него он закладывает собственные показатели эффективности, которые должен соблюсти. Иначе полученные деньги придётся вернуть в казну.

 – Что такое эти показатели эффективности?

 – Например, бизнесмен планирует открыть четыре рабочих места. Пусть не сразу, а постепенно, он должен с этим справиться. Ведь смысл работы Фонда не в том, чтобы просто раздать миллионы рублей и собрать потом бумажки отчётов. Смысл в том, чтобы вовлечь в экономический оборот как можно больше жителей округа: тех, кто производит и продаёт свои товары или услуги, и тех, кто их покупает. Каждый инвестированный рубль должен отработать и вернуться в ненецкий бюджет.

Чего нам не хватает

 – Интересно, на какие виды помощи нацелены сегодня прежде всего деловые люди, и почему?

 – Разумеется, на субсидирование и гранты, поскольку эти деньги не нужно возвращать в бюджет. Правда, если сравнивать с возможным микрозаймом, суммы тут не столь велики. А микрозаймы потихонечку раскачиваются, мы их выдали уже на 4 миллиона рублей. Шесть продуктов в сегменте микрофинансирования – это всё-таки выбор. Что касается возврата заёмных средств, то руки не выкручиваем, график платежей стараемся составить с учётом особенностей того или иного бизнеса. Можно, например, сначала вернуть скромные проценты, а потом, где-то через год, основной долг. Всё это обсуждается индивидуально.

 – Хотелось бы узнать, в какую сумму уже оцениваются бюджетные вложения в малый бизнес?

 – В текущем году на поддержку малого и среднего бизнеса запланировано чуть более 50 миллионов рублей: эти средства идут на гранты и субсидии предпринимателям, а также на услуги микрофинансирования и гарантирования.

 – Как часто приходится отказывать предпринимателям в финансовой поддержке? И есть ли некие сферы коммерческой деятельности, где не могут претендовать на неё в принципе?

 – Отказывать приходится тем, кто не имеет права на подобного рода помощь по закону. К примеру, Бюджетный Кодекс запрещает субсидировать торговлю подакцизными товарами. Впрочем, Фонд в любом случае работает с предприятиями торговли (оказывает консультации, предоставляет услуги микрофинансирования и гарантирования). По формальным же основаниям – из-за неверно оформленных документов и прочим – отказов практически не бывает. С каждым предпринимателем отрабатываем эти вопросы на стадии подачи заявки. Тут, наверное, стоит перечислить сферы деятельности наших предпринимателей, которые уже получали поддержку Фонда: сельское хозяйство, здравоохранение, строительство, образовательные и бытовые услуги.

 – Если откровенно, насколько сложна система отчётности предпринимателей перед Фондом? Многие просто боятся громоздкого бумажного оборота...

 – На мой взгляд, совсем не сложна. К примеру, по грантам – это квартальные отчёты до момента использования гранта, и годовой отчёт о финансовой деятельности. В бумажную волокитную переписку с предпринимателями мы пытаемся не вступать, все вопросы и консультации – в мобильном режиме. Не получается что-то с документами? Сотрудники фонда всегда помогут. Судя по тому, что за год с небольшим мы отработали по данной схеме с 25-ю предпринимателями, в том числе и сельскими, ничего непосильного во взаимодействии с Фондом поддержки нет. Сейчас наблюдаем за развитием их и других новых бизнесов.

 – На ваш взгляд, какие предпринимательские ниши в НАО можно считать наиболее перспективными? Чего нам не хватает? На чём сегодня можно заработать?

 – Во-первых, это сельское хозяйство, ведь тем же молоком и мясом округ, как известно, обеспечивает себя лишь наполовину. А горожане в новых экономических реалиях начинают потихоньку обращаться к личным подсобным хозяйствам. Не устану приводить в пример фермеров Ирину и Александра Григорьевых из Тельвиски. Год назад они начинали свой бизнес с двух бурёнок. Сейчас фермер покупает ещё две коровы и двух бычков, а кроме этого держит 30 кроликов и 70 гусей. Молоко расходится в селе чуть ли не по предварительной записи, его здесь даже не хватает. Подобный пример – в Неси, где местный фермер Александр Латышев содержит коров и продаёт молоко местным жителям.

 – Ирина Викторовна, а если посмотреть в формате города?

 – Производство строительных материалов, столярка, обработка. Большим спросом у горожан пользовались бы группы временного пребывания малышей до трёх лет. К сожалению, детскими дошкольными учреждениями Нарьян-Мар тоже не обеспечен, и эти группы здорово бы выручили молодых родителей. Да, это не классический детский садик, образовательная деятельность здесь не предусмотрена, но и открыть такой бизнес проще – не нужно получать лицензию. В городе работают две таких группы, но нужно больше.

 – Может быть, не хватает в первую очередь педагогов или менеджеров, способных наладить столь непростой детский бизнес?

 – Дело тут, наверное, не в специалистах, а в боязни контроля. Мол, зачем связываться с контролирующими структурами, если можно взять пять малышей и нянчиться с ними у себя дома. Документов и отчётов у нас по-прежнему боятся.

 – Вопрос, который мы на днях в очередной раз обсуждали с коллегами: появится всё-таки в Нарьян-Маре химчистка? Или так и будем ходить нечищеными? Неужели никто из местных предпринимателей не готов взяться за этот многострадальный проект? И где, кстати, наши чиновники свои костюмчики химчистят?

 – Сдаём в чистку в других городах, когда бываем в командировках. Есть в Нарьян-Маре приёмный пункт, откуда вещи отправляются в питерскую химчистку, но это долго и дорого. А проект – действительно многострадальный. На днях в Фонде мы обсуждали его с очередным потенциальным инвестором. Сказать, что ударили по рукам – не скажу. Предприниматель выслушал нас, задал вопросы и отправился думать, считает риски и логистику. Дело в том, что химчистка с нуля – проект по нынешним меркам дорогой, тянет на сумму вложений до 4-х миллионов рублей. Плюс – химические реагенты, которые должны быть всегда, плюс – грамотные, обученные люди. Словом, прошлые проблемы никуда не делись.

 – Если предаться мечтам и фантазиям: какой бы бизнес лично вы открыли в Нарьян-Маре?

 – Наверное, дизайн-студию по интерьеру или пошив дизайнерской одежды. Мы перестали шить вещи в ателье. Ходим туда в основном ремонтировать старенькие. Почему бы не возобновить это? Думаю, найдутся хорошие специалисты – появится и спрос. А нарьянмарское сарафанное радио отработает быстро...

 – Не плохо, когда у предпринимателей имеются собственные идеи. А если деньги есть, но с конкретными идеями туго?

 – На сайте Фонда в разделе «Инвестиционные проекты» можно ознакомиться с готовыми, уже просчитанными идеями для будущего бизнеса. Есть там и химчистка, и частный детский сад, и сельские хлебопекарни, и интернет-площадка для реализации товаров ненецких производителей, и турбаза, и даже частный дом для пожилых людей.

 – И откуда берутся инвестиционные проекты? Вы сами их придумываете?

 – Это результат мозговых штурмов сотрудников нашего проектного офиса. Ну а проще говоря, заинтересованных жителей Ненецкого округа, владеющих представлением о том, что такое частный бизнес. Мы ничего не скрываем, информация по каждому инвестпроекту выложена на нашем сайте в полном объёме: сроки реализации и окупаемости, бюджет и объём необходимых инвестиций, рентабельность и чистый дисконтный доход. По некоторым из них уже ведутся переговоры.

 – А чьим в итоге будет бизнес?

 – Конечно же, инвестора. Фонд не участвует в бизнесах и не продаёт идеи. Мы их дарим вместе с механизмами реализации.

Бюджет и частник в НАО конкурируют

 – Всё, о чём вы рассказываете, применимо скорее к городской жизни. А что село? С чем связаны рейды сотрудников Фонда и департамента финансов и экономики в ненецкую глубинку?

 – Городских предпринимателей мы тоже навещаем, а ездить в сёла начали с осени 2015 года. Поначалу к тем, кто получил по линии Фонда бюджетные гранты. Честно, не ради какого-то административного контроля, а для изучения ситуации и методической поддержки. Мы ведь тоже переживаем за то, чтобы проект работал, чтобы у предпринимателя не было нарушений, выполнялись все условия предоставления финансовой помощи. Ну и ещё одна задача – обсудить возникающие в сельском бизнесе проблемы сообща, с главами местных администраций. Кто как ни они должны быть заинтересованы в развитии своего поселения?!

 – Давайте тогда конкретно. Совсем недавно вы были с рабочей поездкой в Оксино. Фермерство там, понятное дело, государственное: в селе успешно работает отделение Ненецкой агропромышленной компании («Сельским хозяйством по принуждению не занимаются», ВНАО № 26 от 08.07.2016 г. – Ред.) А для частника какое поле деятельности?

 – Да, предпринимательство в глубинке очерчено определённым кругом тем: фермерство, торговля, сбор дикоросов, народные ремёсла, туризм. В отдалении от города всё это очень сложно, иногда и вовсе неподъёмно. Что касается Оксино, то там планируется очень интересный проект. Предприниматель из Хонгурея Владимир Богданов начинает строить в муниципальном центре торгово-бытовой комплекс с магазином на первом этаже и парикмахерской и гостиничными номерами на втором. Участок имеется, фундамент стоит. А оксинцы ждут не дождутся, когда это заработает.

 – У сельских предпринимателей какие-то особенные проблемы? И как их решать?

 – В отличии от города, на селе две известные и большие проблемы: транспортная составляющая и стоимость электроэнергии. Об этом, кстати, постоянно говорит и депутат ненецкого парламента, руководитель Окружного союза потребительских обществ Наталья Кардакова, у которой в сёлах магазины и хлебопекарни. Однако, помочь тамошнему предпринимательству административным ресурсом, из бюджета, сегодня не получается. Если говорить о тарифах на электричество, то нужно модернизировать оборудование и оптимизировать расходы ресурсоснабжающих организаций. Пока только так.

 – Нарьянмарский бизнес по объективным причинам – квазигосударственный, зависящий от состояния регионального бюджета. Как вы считаете, два последних кризисных года сильно повлияли на бизнес в НАО?

 – Что скрывать, у некоторых предпринимателей действительно возникли проблемы с получением средств за уже выполненные работы по контрактам, а также снижением спроса на товары и услуги потребителей. Но я бы ставила вопрос несколько по-иному: в Ненецком округе государственные предприятия жёстко конкурируют с частными. Бюджетная сфера очень неохотно идёт на то, чтобы передать малому бизнесу неосновные функции и сосредоточиться на профильных. Скажем, услуги по уборке помещений – так называемые клининговые услуги – предприниматели могли бы оказывать любой нашей бюджетной организации. То же самое и с дополнительным образованием, спортом, бухгалтерией, уборкой территории и вывозом мусора. Уверена, что частник построит свою работу более эффективно, а цена вопроса будет ниже.

 – Так в чём же дело?

 – Думаю, что в волевом решении руководства наших бюджетных учреждений. Тем более в условиях поставленной задачи по оптимизации бюджетных расходов и развития предпринимательства. Да, придётся рискнуть.

 – Ирина Викторовна, есть ли у вас статистические данные по зарегистрировавшимся и прекратившим деятельность в НАО субъектам малого предпринимательства? Хотя бы за последние полгода.

 – За шесть месяцев в округе зарегистрировалось 137 индивидуальных предпринимателей и предприятий, а закрылось 90. К сожалению, данных по сферам деятельности снявшихся с регистрационного учёта ИП и ООО у нас нет.

 – И напоследок, пожалуй, такой вопрос: недавно губернатор Игорь Кошин высказался в том смысле, что настала пора оценить эффективность бюджетных вливаний в малый бизнес. Можно ли расценивать это как намёк на возможное сворачивание финансовых объёмов его поддержки?

 – Исключать такую возможность в свете тяжёлого формирования окружного бюджета нельзя. А эффект бюджетных инвестиций, наверное, можно будет оценивать минимум в конце этого года, а то и позже. Мы ведём проекты, которые не становятся прибыльными сегодня и даже завтра. Это очень цикличные проекты. И соотнести суммы направленных из бюджета и фактически привлечённых в бюджет средств быстро невозможно.

Как раз сейчас идёт очередная волна сбора отчётности по выданным в 2015 году грантам. Мы оценим и обязательно расскажем об этих цифрах. Но я уверена – эффект будет. Придаёт оптимизма и тот факт, что российское правительство в июне этого года утвердило Стратегию развития малого и среднего предпринимательства на период до 2030 года. Она предусматривает формирование эффективной инфраструктуры поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства и меры поддержки. Среди них – приоритетное финансирование мероприятий по развитию предпринимательства за счёт регионального бюджета при формировании государственных программ.

Беседовала Наталья КОЛОГРЕЕВА
Фото автора, Альберта ЛЮДВИГА и Андрея ТОРОПОВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий