Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
22 ноября 07:11
Среда
Предложить новость

Непризнанный открыватель Лаявожа или Месторождения Альберта Гусева

Лариса ТОРОПОВА Выпуск № 16 (304) 24 мая 2014 Помним

27 апреля ушёл из жизни ветеран геологоразведки Ненецкого округа Альберт Гусев

Шёл 1952 год. На уроке русского языка восьмиклассникам предложили написать сочинение на тему «Кем хочу стать?». Мечтания-желания 15-летних, как и следовало ожидать, отличало пристрастие к «модным» по тем временам профессиям. Сочинение Алика Гусева учительница оценила на «тройку». Нет, она не была против: иди, Гусев, в геологи, да ошибок не делай… Ведь в то время понятие «геология» для школьников Нарьян-Мара было довольно туманным. Никто ещё не мог предвидеть, что через несколько лет, в 1958 году, здесь высадится первый десант ухтинских геологоразведчиков и в ненецких тундрах начнутся масштабные работы по поиску углеводородов. Альберт оказался тогда единственным, кто серьёзно решил посвятить себя геологии.

Нарьянмарский мальчишка оказался верен своей мечте. После окончания школы № 1 он поступил в Кировский горно-химический техникум, окончил его по специальности «геологоразведчик широкого профиля» и был направлен на комбинат «Воркутауголь», а затем перевёлся в Воркутинскую геологоразведочную экспедицию Коми-Ненецкого геологического управления. Работал в геологической партии, занимавшейся поисками алмазов на Северном Тимане.

В 1959 году он вернулся в Нарьян-Мар, в родные места, где уже начали разворачиваться геолого-поисковые работы, и был принят в Ненецкую геологоразведочную экспедицию коллектором. Четыре летних полевых сезона работал на Северном Тимане в поисках исландского шпата и агатов

Со своей Катей Альберт познакомился на юге, и девушка из подмосковного Серпухова не побоялась поехать за симпатичным парнем в далёкий Нарьян-Мар.

 – Первые два года было очень тяжело, – вспоминает Екатерина Фёдоровна, – мы жили с мамой Альберта в Кармановке. Непривычно было печь топить, тяжело к коромыслу привыкать – воду носили из колодца. Он меня привёз и на другой день уехал в тундру. Но родители хорошо приняли, соседи… Так и привыкла, прижилась.

Потом Гусевы как молодая семья получили квартирку в посёлке геологов, в Качгорте, в так называемых мазанках. Топить нужно было углём, а муж постоянно на буровых… Это у буровиков смены: месяц – дома, месяц – на буровой. А участковый геолог прилетает из тундры, а через два-три дня ему снова лететь на буровую.

В 1964 году Ненецкую экспедицию переименовывают в Ненецкую партию структурно-поискового бурения, и под этим именем коллектив совершает прорыв – открывает одно за другим месторождения нефти и газа. Путь к большой нефти Тимано-Печоры начали прокладывать именно они, работники Ненецкой партии Владимир Гонтаренко, Владимир Феоктистов, Павел Николаевич, Альберт Гусев, Иван Фещук, Валентин Дитятев, Ким Мартюшевский, Егор Хозяинов и другие – к сожалению, многих уже нет в живых…

В 1977 году партию переводят в подчинение Хорей-Верской НГРЭ глубокого бурения. Альберт Николаевич, будучи участковым геологом, остаётся верен своему коллективу все 35 лет работы в геологоразведке. Он пережил с экспедицией самые тяжёлые годы: строительство щитовых домиков и деревянных буровых, бурение примитивными станками на малые глубины, перетаскивание их по тундре на лошадях... А как ему приходилось добираться до нужного участка, чтобы отбить «точку» под буровую? На тракторе по тундре или, если он «разуется», останется без гусениц, вставал на лыжи и – вперёд. 

… Он с юности занимался спортом – волейболом, лёгкой атлетикой, лыжами – а иначе геологом сложно работать, отсутствие физической закалки (как и сообразительности, и смелости, и упорства) эта профессия не прощает. Альберт это понял на преддипломной практике в Узбекистане. Вместе с главным геологом треста, 38-летней женщиной, вели они маршрутную съёмку в пустыне. От базы они отошли всего на каких-то три километра, когда случилось несчастье. Главный геолог вскрикнула, он обернулся и увидел, как медленно оседает она на песок, а от неё лениво отползает гюрза – ядовитая змея. Практикант Гусев сделал всё, чему учили в таких случаях, а затем нёс через пески, по жаре женщину на базу.

А этот случай произошёл в родном Заполярье. Они выехали с буровой на двух машинах. Разыгралась метель. Шедшая за ними «летучка» отстала сразу же, вскоре завалилась на бок и их машина. Водитель стал откапываться, а Альберт Николаевич решил посмотреть, что там со второй.

 – Не сразу и заметил, как потерял дорогу, а когда понял, что её под ногами нет, обожгло: заблудился! Чтобы окончательно не сбиться, стал держаться так, чтобы ветер постоянно бил в щёку… А метёт здорово, очки залепляет. Через два часа уже не метель, а усталость начала валить с ног, хотелось смириться, сесть… Переборол это желание, стараясь хоть свой след не утерять. Только часа через четыре удалось выйти к машинам.

Геолог Гусев – человек в НАО легендарный. Он держал в руках и описывал керн скважин-первооткрывательниц месторождений на Шапкинской, Василковской и Лаявожской структурах. Вёл геологическую документацию по проводке первой скважины на острове Колгуев. А всего при его непосредственном участии открыто более десяти месторождений, в том числе Василковское, Лаявожское, Южно-Хыльчуюское. 

Писатель Виктор Толкачёв назвал геолога Альберта Гусева и бурового мастера Владимира Гонтаренко «непризнанными открывателями Лаявожа». Почему? Гонтаренко забуривал первую скважину на Лаявожской площади – 153-ю – её пришлось ликвидировать из-за аварийного выброса газа, аномально высокого пластового давления, с которым ещё не умели справляться, поскольку столкнулись впервые. Но 153-я показала: газ есть! Выброс помог геологам оценить Лаявож как потенциально крупное месторождение. Заложили новую скважину, причём точку для неё отбивал именно Гусев, начал бурить также Владимир Гонтаренко, а завершил бурение и славу официального первооткрывателя получил буровой мастер Александр Гришин… 

Геологи Гусев и Сорокин испытывали скважину и получили мощный фонтан газа с конденсатом… Спасибо ветерану геологоразведки Ненецкого округа и Коми республики авторитетному геологу Григорию Фиреру, который в книге «Дорогами надежд и сомнений» постарался перечислить всех, кто трудился над открытием Лаявожа. Первым назван мастер Гонтаренко, не забыт и геолог Гусев.

 Выйдя на пенсию, Альберт Николаевич с 1992 года жил в Архангельске, более восьми лет назад перенёс тяжёлый инсульт, через несколько лет – второй… Болезнь до конца так и не отступила, но геолог Гусев, привыкший к борьбе с трудностями, не сдавался ей на милость, боролся сколько было сил… А верная супруга Екатерина Фёдоровна всегда была рядом – в радости и в болезни.

Я неоднократно бывала у Альберта Николаевича и Екатерины Фёдоровны в их архангельской квартире на улице Суворова, и мы рассматривали старые фотографии, многочисленные грамоты, награды и поздравления в адрес ветерана.

 – Самое главное – есть результат нашего труда, – говорил Альберт Николаевич. – Есть моральное удовлетворение, окупаются затраты на поиски нефти и газа. Надежды государства мы оправдали. Да и Нарьян-Мар преобразился настолько, что не узнать, много строят – это тоже благодаря нефти и газу.

До 77 лет Альберт Гусев не дожил девять дней…

Лариса ТОРОПОВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий