Окончен школьный роман?

Аватар пользователя vnaoinform

Ненецкая санаторная школа-интернат обрела временную прописку. Детей переселили в один из корпусов средней школы имени Пырерки на Студенческой улице, 3 в Нарьян-Маре. Жить и учиться ребята теперь будут здесь. Не исключено, что временное прибежище для детей и сотрудников санаторной школы может стать постоянным. Однако единого мнения на счёт возможного объединения двух образовательных учреждений пока нет...

Причина вынужденного новоселья санаторной школы-интернат проста до банальности: родное здание «санаторки» признано аварийным и его предписано покинуть. Хорошо хоть было куда перебраться...

Ни отремонтировать, ни снести

История Ненецкой санаторно-лесной школы берёт начало из военного лихолетья. Самое страшное было уже позади, Великая Отечественная неизбежно приближалась к победе, и пора было подумать об обустройстве грядущей мирной жизни. В мае 1944 года решением окружного исполкома была создана Нарьян-Марская оздоровительная школа для лечения, оздоровления и  обучения детей. Больные и ослабленные ребята здесь полноценно питались, проходили медицинский курс, получали знания.

В 1945-м учебное заведение переименовали в семилетнюю оздоровительную школу. В 1949 году – в санаторно-лесную школу-интернат. За более чем 70-летнюю историю «санаторки» необходимую помощь здесь получили сотни детей. В последние годы учебное заведение несколько раз меняло собственника. В 2010-м школа перешла в ведение министерства образования Архангельской области. В начале 2015 года, когда переданные соседям на время государственные полномочия (в том числе в сфере образования) снова начал исполнять Ненецкий округ, «санаторка» вернулась в родную гавань. Но теперь, похоже, снова находится на пороге серьёзных преобразований.

Эпопея с переселением началась в минувшем сентябре. Хотя День знаний в санаторно-лесной школе встретили с неомрачённым настроением и надеждой на светлое будущее. Третьего августа окружная межведомственная комиссия, в состав которой вошли представители профильного департамента, главного управления МЧС России по НАО и Роспотребнадзора, дала школе зелёный свет на новый учебный год. Однако уже шестого сентября стало ясно: первый звонок в старом деревянном здании на Пустозерской улице прозвучал, возможно, в последний раз.

Окружная компания «Централизованный стройзаказчик» выполнила поручение губернатора НАО, которое Игорь Кошин дал ещё в 2015 году. Документ предписывал проверить техническое состояние всех учреждений, подведомственных департаменту образования, культуры и спорта. Наконец-то очередь дошла и до санаторной школы-интерната.

Проведя техническое обследование здания, «Стройзаказчик» вынес печальный вердикт – детям в нём нельзя ни учиться, ни жить, ни даже находиться. Треть акта на тридцати листах занимает приложение «Дефекты и повреждения». Формулировки сплошь неутешительные – «фундаменты, наружные стены и перегородки здания находятся в аварийном техническом состоянии», «техническое состояние полов оценивается, как недопустимое», «общий физический износ здания составляет 53 процента, его техническое состояние неудовлетворительное». Из 13 конструктивных элементов школы «работоспособными» признаны лишь три: окна, канализация и электрооборудование.

Заключение гласит, что требуется капитальный ремонт. А по-хорошему, надо бы построить новое. Но — кризис, возможности окружного бюджета пока всё ещё продолжают уменьшаться вместе с его доходной частью.

Начальник управления образования НАО Лиана Храпова рассказывает, что со зданием санаторной школы ситуация патовая. Ни на капремонт, ни на снос аварийного строения денег нет, а использовать его запрещено под любые нужды. До лучших времён переселение детей из «санаторки» в школу имени Пырерки, привычно именуемой в народе школой-интернатом, по сути, единственный вариант.

По словам Храповой, объединение двух схожих по функциям учреждений – самый правильный вариант. Более того, от слияния ожидаются лишь плюсы: будет создан «Школьный центр здоровья», дети смогут обучаться в одной школе с 1 по 11 класс, а также произойдёт «развитие здоровьесберегающей среды в едином образовательном пространстве».

 – Сохранение двух учреждений – это регрессивный путь. Во-первых, тогда обязательно нужно сделать капитальный ремонт старого здания, потратить на это большие средства. Во-вторых, открыть школьный центр здоровья на базе санаторной школы-интернат не получится. Ко всему прочему, её ученики после четвёртого класса всё равно вынуждены менять школу, – рассуждает руководитель управления образования.

Акты и аргументы

С директором средней школы имени Пырерки Людмилой Пашкиной идём по длинным коридорам ведомого ею учреждения.

 – Шестого октября к нам заселили детей из санаторно-лесной школы. Постарались создать для них все условия, – рассказывает Людмила Викторовна, по ходу открывая дверь одной из комнат. Там уютно и – никого. Детишки, судя по всему, на прогулке.

Ученикам «санаторки» отдали комнаты на первом этаже, организовано питание, отремонтировали учебные классы. И теперь, с учётом пополнения, в НСШ имени Пырерки учатся и живут 127 детей из окружных сёл. Ещё здесь занимаются юные нарьянмарцы (на сегодня — 91 человек) из Дома детского творчества, который в начале этого года также перебрался под крышу тогда ещё Ненецкой школы-интерната. Места хватает всем, на тесноту не жалуются.

Вот что писала наша газета после переезда Дома детского творчества, поначалу взбудоражившего горожан («Под крышей дома своего», ВНАО № 6 от 19.02.2016 г.):

« – Мы приняли новосёлов с радостью, как добрых друзей, – говорила директор школы-интерната Людмила Пашкина, провожая корреспондентов ВНАО по лабиринтам огромного здания во второй корпус, где на третьем этаже обосновался Дом детского творчества со всем своим имуществом... Почему-то муссируются слухи, что интернат стеснили, а наши ребята городских будут обижать, – недоумевает она. – Говорю вам с полной ответственностью: на сегодняшний день интернат заполнен лишь наполовину. В одном общежитии, рассчитанном на 130 детей, проживают 90. В другом, предусмотренном для размещения 220 человек, живут только 40...»

При таких резервах воспитанники, переведённые в среднюю школу из «санаторки», кардинально ситуацию не ухудшат. Не кардинально, в общем, тоже...

Осматриваем с Людмилой Пашкиной большую столовую, заглядываем в медкабинеты.

 – У нас хорошая база для создания школьного центра здоровья, есть административные помещения, медицинский блок, – говорит директор учреждения, показывая просторный массажный кабинет. – Все проблемы — а куда без них? – решаемы. Коллектив санаторной школы сохранён в полном составе.

Заглядываю в кабинет № 104. У четвёртого класса идёт урок окружающего мира. Тема – грибы. Ребята наперебой отвечают на вопрос педагога. С первой парты за мной следят карие глаза мальчишки в оранжевой рубашке. Внимательные такие... До предполагаемой реорганизации, судя по всему, школьникам и дела нет. Да и слово это младшеклассникам вряд ли знакомо.

И банно-прачечный комплекс впридачу

А вот у взрослых вопросы есть.

В октябре коллектив школы-интернат направил письмо в адрес регионального отделения Союза женщин России. В письме педагоги посетовали, что «если школа будет закрыта, то тубинфицированные, ослабленные и часто болеющие дети окажутся без специализированной помощи». Эпистолярная цепочка продолжилась, и недавно обращение попало в окружное Собрание депутатов.

На заседании постоянной парламентской комиссии по социальной политике разгорелась дискуссия о будущем двух образовательных учреждений, которые предлагается объединить. Основной докладчик – начальник управления образования Лиана Храпова. На слайде её презентации – пресловутая концепция про «прогрессивный» и «регрессивный» пути развития.

 – Здания спортзала и банно-прачечного комплекса, которые находятся на балансе санаторной школы-интерната, после объединения будут переданы школе имени Пырерки, – развивает мысль о прогрессивном векторе Храпова.

 – Всё так, но в округе есть здания учебных заведений и в худшем состоя-нии, однако их не закрывают. К примеру, на ладан дышит наш педколледж, – дивится окружной депутат Александр Саблин.

 – С санаторной школой другого выхода не было. Есть акт, его надо выполнять. Руководитель несёт персональную ответственность за детей, – отвечает Лиана Храпова.

В числе противников идеи объединения – член общественного совета при окружном департаменте образования, культуры и спорта Татьяна Зуева.

 – Смогут ли дети из «санаторки» получать те же медицинские и социальные услуги, которые они получали у себя? Ведь у них другой режим питания, дневной сон, прогулки. Почему именно сейчас принимается решение о закрытии санаторной школы? Красноречивый пример с инфекционным отделением окружной больницы. Оно чуть ли не разваливается, но его же никто не закрывает. Не дорого ли нам обойдётся новый центр здоровья? – выдвигает контр-аргументы Татьяна Зуева.

Мысль подхватывает директор санаторно-лесной школы Наталья Корепанова. Дескать, имеет ли смысл создавать новый центр здоровья?

 – В Нарьян-Маре уже действуют подобные центры. Например, медико-социальный центр «Дар», региональное отделение Красного Креста. Может, проще расширить их функции?

С такой постановкой вопроса не согласна председатель комиссии по социальной политике Татьяна Бадьян:

 – Центры здоровья в идеале должны появиться в каждом учебном заведении, в том числе и на базе школы имени Пырерки. В её административный состав можно ввести должность заместителя директора по здоровьесберегающим технологиям, – предлагает вице-спикер Собрания.

 – А могут ли дети с ослабленным здоровьем из санаторно-лесной школы учиться на общих основаниях в школе имени Пырерки, – интересуется депутат Виктор Кмить. – И получат ли они там необходимый комплекс медицинского обеспечения?

Ответ снова держит Лиана Храпова. Ребята из «санаторки», утверждает чиновник от образования, обучаться в НСШ однозначно могут, никаких юридических противоречий при этом не возникает. Не будет проблем и с медицинским обеспечением.

Начальник управления здравоохранения НАО Андрей Апицын с этим согласен. Он конкретизирует, что тубинфицированные дети, обучающиеся в «санаторке», посещать общеобразовательную школу могут. Никакой угрозы для здоровья других ребят они не представляют.

Есть ли понимание в питании

Улита едет, когда-то будет... Вместе с тем, сама жизнь торопит разрешить сложную задачу с наименьшими потерями.

 – Мнение коллектива санаторно-лесной школы по поводу возможного слияния учебных заведений разделилось. Большая часть персонала ратует за сохранение школы. Многие с тревогой ждут, чем всё это закончится, – рассказывает Наталья Корепанова.

Дожидаться «чем всё это закончится» готовы не все. Уволились уже семь сотрудников «санаторки». На момент написания этого материала в коллективе трудились 52 человека. Но, по словам Натальи Корепановой, в декабре часть обслуживающего персонала подпадёт под сокращение.

 – Всё-таки в здании санаторно-лесной школы нам было комфортнее, чего уж говорить, – продолжает директор. – Помимо спальных, там были оборудованы комнаты отдыха, ряд других помещений, которых в школе имени Пырерки нет. Да и первый этаж – проходной, что тоже доставляет неудобства. Режим дня у наших ребят специфический, а, по сути, приходится подстраиваться под работу большого учреждения. Если всё-таки будет создаваться «Школьный центр здоровья», обязательно стоит проработать вопрос по диетическому питанию. Это очень важно, детям-аллергикам нужен специальный режим питания. И администрации нашей школы теперь приходится работать в отрыве, из аварийного здания она перебралась в то, где раньше был кухонный цех...

В общем, пока что в ситуации с реорганизацией вопросов больше, чем ответов. Дискуссия о необходимости создания вместо двух школ-интернатов единого учреждения продолжается. Она должна ответить на вопрос: станет ли временная прописка «санаторки» в школе имени Пырерки постоянной?

Алексей ВОЛКОВ
Фото автора и Андрея ТОРОПОВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий