Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
20 февраля 13:24
Вторник
Предложить новость

Первый ясавэй новой тундры

Юрий КАНЕВ Выпуск №27 (399) 15 июля 2016 Уроки истории

Отсчёт своей истории НАО ведёт с 15 июля 1929 года, когда был организован Ненецкий национальный округ. Первым в ряду его создателей заслуженно стоит Андрей Федотович Хатанзейский – Федот Андрей, как его называли оленеводы, а по тундровому прозвищу «Хата».

Казалось, его породила сама мать Большая тундра – крепко сшитый, бронзоволикий, с хитро прищуренными глазами. Наверно, такими были герои ненецких сказов и легенд.

Родился он 15 октября 1888 года в семье бедного оленевода. Отец батрачил у богатого пустозерского торговца Попова и рано умер. С 17-ти лет пришлось Хате стать батраком. Тут любознательному и сообразительному парнишке впервые повезло: сыновья хозяина, на лето приезжавшие в тундру, научили его читать. Писать он так толком не научился, лишь аккуратно выводил росчерк – «Хата».

Затем были годы и годы батрачества, за которые он изучил просторы родной тундры как свою ладонь. Только в январе 1923-го он стал самостоятельным хозяином и промысловиком, как многие сотни его товарищей-выненцев. Но было у него одно важное отличие – Федот Андрей мог взять бумагу и прочитать её.

В начале 20-х годов ХХ века начинаются первые робкие попытки советизировать малочисленные коренные народы Крайнего Севера. Для этого новой власти требовались люди, готовые воспринять революционные идеи. Лидеры-ясавэи должны были завоевать авторитет у местного населения, лишив влияния родовую аристократию и шаманов. В декабре 1923 года тундровики избрали Хатанзейского председателем Пустозерского самоедского волостного исполкома.

Ситуация в тундре в 1923-1924 годах была очень тяжёлой: эпизоотия сибирской язвы выкосила стада оленей, а промыслы песца оказались крайне неудачными. В конце 1924 года председатель ВИКа начал тесно работать с Северным комитетом. Первый серьёзный результат не замедлил сказаться: 3 февраля 1925 года Госторг по распоряжению Архангельского губисполкома безвозмездно выделил Самоедскому ВИКу 3000 пудов хлеба. Голод в тундре был тогда предотвращён, и это сразу значительно подняло авторитет нового председателя ВИКа. Кроме того, по ходатайству Федот Андрея вся недоимка по оленналогу за 1924 год с самоедов была снята. Грамотного и активного оленевода начали выдвигать, уже в марте 1925 года он представлял самоедов на Х губернском съезде Советов в Архангельске.

Выступая перед большевиками губернии, Андрей Федотович заявил:

«Мы такие же люди, только условия у нас особые – мы кочуем. Мы занимаем место самое дикое: не растут там ни хлеба, ни травы, нет и леса. Мы на этой местности перемещаемся на сотни вёрст».

Озвучил на съезде Хатанзейский и главную, на его взгляд, проблему:

«Из вышеприведённых цифр грамотности также видно, что самоедин является дикарём, или почти дикарём (11 человек, могущих поставить букву). Женщина совершенно считается нечистой, и она не может резать щуку, переходить верёвку и т.д.».

Грамотных людей было настолько мало, что каждый из них на особом счету. Тогда же, в марте 1925-го Андрей Хатанзейский стал кандидатом в члены ВКП(б) – одним из первых среди ненцев-тундровиков.

В сентябре 1925 года самоедам Большеземельской тундры зачитали обращение председателя ВИКа Хатанзейского:

«В среде Вас и всей нашей народности нет такого развитого передового человека, который бы знал все выходы для того, чтобы улучшить положение тундряной жизни, и вы бы, самоеды, жили бы в лучших условиях по сравнению прошлых лет».

В январе 1927 года Федот Андрея избрали председателем Самоедского (Тельвисочного) райисполкома. А в октябре Печорский уездный комитет ВКП(б) принял его в члены партии.

В 1926-1929 годах Андрей Федотович стал главным инициатором создания ненецкой национальной автономии. В январе 1929-го 9-й Ненецкий съезд Советов под руководством Хаты подготовил обращение к Комитету Севера следующего содержания:

«Просить Большой Исполком и особенно Главный Исполком соединить, нас, ненцев, всех вместе в один округ, с подчинением Архангельску…».

Малоземельская группа возбудила в мае 1929 года отдельное ходатайство:

«Мы, ненцы Малоземельской тундры, ходатайствуем и настаиваем на решении 9-го Ненецкого съезда Советов о создании единого Ненецкого округа, объединив тундры...».

Это далеко не первое требование, подготовленное ненцами под руководством деятельного Хатанзейского. Организованный в 1929 году Ненецкий национальный округ стал первым на Крайнем Севере.

В 1930-е годы Андрей Федотович работал в окружном земельном управлении сначала заместителем, а затем начальником. Именно он подбирал место под строительство нового города-порта, который вскоре получил звучное и гордое имя – Нарьян-Мар. Дочь Хатанзейского Матрёна вспоминает:

«Носить тогда было нечего, обстановки в квартире никакой, но пища была всегда – рыба, мясо, чай да сушки… Когда мы приехали из Тельвиски сюда, жить было негде. Отец нашёл выход – построил на месте нынешнего Госбанка чум. Потом мы жили в землянках Калюша, а когда получили квартиру в доме, радости не было предела».

Он же, по сути, назвал новый город. Обсуждая предложенные названия (Нярьян-Мард, Ненецк, Ядей Мард), Андрей Федотович писал:

«Из привезённых названий наиболее созвучным и понятным будет первое, т.е. Нярьян-Мард…».

Авторитет его тогда был непререкаем – раз Нярьян, так и будет Мар.

По воспоминаниям его дочери Матрёны Андреевны, больше всего на свете отец любил рыбачить. В любую свободную минуту уходил на Печору с удочкой. Если удавалось, то иногда просто так около часа сидел в лодке и наблюдал за медленным и тяжёлым движением печорских волн. О чём думал старый оленевод? Наверно, был немного обижен. Он начинал большое дело по созданию округа, а у его руля стоят теперь другие – горластые, молодые, политически подкованные. Хотя без его авторитета в тундре шагу ступить не могли. Он надолго выезжал в отдалённые стойбища, терпеливо объяснял тундровикам преимущества создания колхозов. И артели, пармы, совхозы и колхозы возникали один за другим: «Харп», «Нгерм нумгы», «Тет яха мал», имени Сталина и имени Горького.

Иван Яковлевич Проурзин вспоминал о своём старшем товарище:

«Был верховодом ненцев-выдвиженцев в окружном аппарате, не любил русских работников-верхоглядов, тех, кто не хотел изучать глубоко тундру, её быт и хозяйство».

Он же сохранил выразительный портрет нашего героя:

«Смуглый, с чуть раскосыми глазами, широкоплечий, плотного телосложения, он был похож на крепкого помора… Добрая, с лукавинкой усмешка делала его лицо лицом китайского мудреца, хитрого, себе на уме человека».

Созидательную работу прервали начавшиеся репрессии. В июле 1938 года арестовали председателя Ненецкого окрисполкома Ивана Тайбарея. От него ниточка показаний неминуемо потянулась к Андрею Федотовичу. За ним пришли с ордером на арест 17 августа 1938-го, обвинив в контрреволюционной деятельности в области сельского хозяйства.

Пятидесятилетний Федот Андрей тяжело переживал арест. Его, романтика тундровой революции, доставили в Архангельск на пароходе совершенно седым. Видимо много передумал в пути старый Хата. Окончательно рушились все идеалы, когда молоденький чекист заставлял его подписывать чудовищные, бредовые обвинения.

За резкие высказывания в адрес следствия его в одном белье посадили в холодный карцер. Там он простудился, заболел воспалением лёгких и скончался в тюремной больнице 30 сентября 1939 года – ослепший, парализованный, потерявший волю к жизни.

В 1958 году Андрей Федотович Хатанзейский полностью реабилитирован.

Юрий КАНЕВ, член окружного общества краеведов

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий