Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
12 декабря 21:58
Вторник
Предложить новость

Попросят, но и спросят

Владимир КИСЕЛЕВ Выпуск № 29 (271) 5 июля 2013 Обращение недели

В региональную общественную приёмную руководителя партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева люди несут свою боль. Сюда обращаются, когда уже башмаки истёрты от хождения по чиновничьим кабинетам, сил больше нет читать отписки, а надежды найти понимание и помощь почти не осталось. В Ненецком округе до такого состояния людей доводит прежде всего пресловутый «квартирный вопрос». Личный приём граждан, который провёл председатель Собрания депутатов НАО Сергей Коткин, подтвердил это в очередной раз.

«Главное — не отчаивайтесь»

В приёмную приёмной я пришёл за десять минут до начала приёма (уж простите за корявую фразу, но как сказать иначе?). Там, на самом краешке стула, уже сидела невысокая худенькая женщина с пухлой пачкой бумаг на коленях – первая из семи человек, с которыми предстояло на этот раз встретиться спикеру ненецкого парламента.

– Сложно было попасть на приём к Сергею Николаевичу? – интересуюсь.

– Вы тоже хотите к нему записаться? Не волнуйтесь, проблем не будет. Я о депутатских приёмах узнала из газеты «Выбор НАО», там и телефон был указан. На прошлой неделе позвонила — и вот уже здесь.

Резко распахивается входная дверь, и на пороге появляется Сергей Коткин, подтянутый, стремительный.

– Здравствуйте! Вы ко мне? – обращается к женщине. – Не будете возражать, если и журналист поприсутствует? Ну и замечательно. Проходите.

В кабинете он занимает место не за необъятным начальственным столом, а за тем, где удобнее говорить с пришедшим к нему человеком. Да и посетителям так проще.

– Беда у меня большая, Сергей Николаевич, а администрация Искателей помогать не хочет. Вот и решила к Вам обратиться, – начинает женщина. – Живём как на пороховой бочке.

– Да Вы не волнуйтесь, разберёмся с вашей проблемой, – ободряюще улыбается Коткин.

Пенсионерка Фаягуль Темиргалиевна Хакимова живёт на улице Тиманской, 33 в двухэтажке из бруса, обложенной кирпичом. Когда-то там было общежитие геологоразведочной экспедиции. Потом здание пустовало. Затем его перевели в жилой фонд, сделали лёгкий косметический ремонт и заселили.

Через два десятка лет наконец-то решили произвести ремонт капитальный, правда — частичный. Однако годы отщёлкивают, а ничего так и не делается. Сначала объясняли: деньги выделены, но нет проектной документации ремонта. Потом документация появилась, но не стало денег. И этой сказке про белого бычка не видать конца. Жители обращались в администрацию Искателей, собирали деньги на адвоката, писали в прокуратуру. Ни-че-го! А дом, по хорошему, надо бы сносить. Его перекосило, пошёл трещинами. Кирпичи рассыпаются. Электропроводка в ужасающем состоянии. Уже были пожары, сгорело шесть квартир.

Канализация из 19-ти квартир сливается в одну яму. Но трубы в таком состоянии, что неизвестно, сколько туда доходит, а вот под домом это добро не просыхает. У Фаины Тимуровны, как зовут Хакимову соседи, жильё на первом этаже. И всё зловоние — к ней. Полы — это ж ужас господен, хотя бы их перебрали, пока с остальным будут решать. Без кошки жить нельзя, мыши с крысами донимают. Стены грибок ест. Так укоренился, что его уже не выведешь...

Сергей Коткин слушает, задаёт вопросы, делает пометки в блокноте, смотрит документы и фотографии («Да, трещина серьёзная...»), передаёт их помощнику Виталию Кожевину. Тот снимает копии.

 – Главное — не отчаивайтесь, – поднимается Сергей Николаевич. – Попробуем расшевелить чиновников. Насчёт сноса дома пока не могу ответить, но на основательный ремонт деньги на осенней сессии надо выделять. Переговорю с главой администрации, разберусь, в чём дело, и обязательно вам позвоню.

«Тяжело, когда нельзя помочь»

С Кожевиным мы примостились за маленьким столиком у самой двери. Он ведёт протокол встреч: адрес посетителя, телефон, суть претензии, основные детали, что намерен предпринять председатель Собрания. Затем на каждого будет оформлена карточка. Или почти на каждого...

Вошедшая женщина скользит по нам с Виталием укоризненным и в то же время каким-то отрешённым взглядом: «Я думала, мы будем без свидетелей». Тут же молча покидаем кабинет. Об этом предупредили заранее: присутствовать при встрече можно только с согласия посетителя.

Минут через пятнадцать женщина выходит. Возвращаемся за столик. Сергей Николаевич молчит, кусает губы. Видно — расстроен.

– Тяжело, когда ничем нельзя помочь, – говорит то ли нам, то ли сам себе. – Да она и не просила. Просто выговориться пришла. Сын болен, онкология. Безнадёжен. Совсем ещё молодой. Детки осиротеют. Предлагаю: может, в Москву, в клинику на Каширке устроить, или с Израилем связаться, там специалисты хорошие? Не надо, – отвечает. – От нас уже везде отказались. Недолго ему осталось маяться. Я просто выговориться пришла, душу отвести.

«С пополнением семейства!»

Увидев следующую посетительницу, Сергей Коткин расплывается в улыбке:

– Здравствуйте, Людмила Ивановна! А где же ваша матушка? Почему без неё на этот раз?

– С ребёнком осталась, – улыбается в ответ девушка.

– С пополнением семейства!

– Туряница её фамилия. Очень активная, – тихонько поясняет Виталий Кожевин. – Впервые на приёме была два года назад по поводу улучшения жилья. Потом материнским капиталом интересовалась. Они вместе с мамой живут в её квартире. Там уже не повернуться. Девушка, не смотрите на такой юный вид, недавно четвёртого ребёнка родила.

Об этом же, материнском капитале и новом жилье, Людмила говорит со спикером заксобрания.

– Нет, на четвёртого ребёнка вам материнский капитал не выплатят. Вы ведь уже на третьего получили, – объясняет Сергей Коткин. – Но вам, как многодетной, много чего другого полагается. С 2011-го, когда мы познакомились, депутаты кучу законов напринимали в поддержку многодетных семей. Спасибо, что подсказываете нам, на что следует обратить внимание. Держите связь с Виталием, он не только мой помощник, но и возглавляет Общественную молодёжную палату, объяснит всё подробно.

– Да какая я молодёжь, 26 лет, – скромничает Людмила. – И что мне полагается, сама знаю. Денежные пособия, земельный участок под застройку — это хорошо. Но квартиру-то когда дадут? Инвалидам отдельная очередь, сиротам отдельная. А мне состариться в социальной что ли? Или пойти и кому-то на голову поставить кроватку с ребёнком, поскольку больше некуда?

– А говорите, что всё знаете, – остужает начинающие было закипать страсти Коткин. – Прежде в округе в специальную очередь на квартиры записывали те семьи, в которых пять детей. Но теперь и четверых достаточно. Недавно закон об этом приняли. И вы тоже под него подпадаете.

– И когда можно будет новоселье справлять? – оживляется молодая мама.

– Может быть, и совсем скоро, – отвечает спикер. – Пока не могу сказать. Очередь Управление труда и соцзащиты только начало формировать. Мы с Виталием на контроле будем держать и, как только прояснится, тут же, Людмила Ивановна, вам сообщим. Матушке привет от меня передавайте!

«Поговорим о чиновниках»

Очередной посетитель – и снова о квартире.

Учительница начальных классов приехала с семьёй в Нарьян-Мар из Таджикистана восемь лет назад. Муж – электрик в аграрно-экономическом техникуме. Дочь недавно закончила Архангельский мединститут, молодой специалист, работает в женской консультации. Старший сын, выучившись в поморской столице на юриста, трудится в окружной полиции. Младший заканчивает школу. Все живут вместе с родителями.

Перебраться в Заполярье её уговорил её брат, военный врач, уважаемый в Нарьян-Маре человек. Она долго сомневалась и решилась только из-за детей. Им надо было дать хорошее образование, а в родном Таджикистане сейчас это невозможно. Брат отдал нагрянувшей родне свою квартиру в воинской части рядом с аэропортом. Там они и обитали на птичьих правах. Даже после того, как часть расформировали. Но в этом году первого марта отключили отопление, не стало и воды. Чтобы умыться и помыть посуду, топили снег. Продержались ещё неделю.

 – На квартиру мы копить не могли. И ипотеку не могли взять. Все деньги уходили на детей, они обучались в вузах на платной основе, – стесняясь, что оказались в таком положении, рассказывает посетительница.

Получить служебную квартиру помогла мэр Нарьян-Мара Татьяна Фёдорова. В старенькой деревяшке, отслужившей верой и правдой без малого полвека. Однако они и этому были рады безмерно. Выбирать не приходилось. Квартира, правда, была «убита» напрочь. Не было даже унитаза, не работала газовая плита, провалились гнилые полы, стены – ободраны. Как Мамай прошёл. По идее, конечно, прежде чем въезжать, надо было настоять на ремонте. Но как? Жить-то им было негде. А здесь хотя бы в тепле и с водой.

Делайте ремонт сами, – сказали в отделе строительства и ЖКХ горадминистрации. – Главное, храните чеки, потом оплатим. Ремонт они сделали. Руки у них растут откуда надо. А что все работают и пришлось этим заниматься в выходные и праздники — так для себя же. Даже трубы протянули и душ наладили. Осталось только заменить раздолбанные двери и рассохшиеся окна, к которым прикасаться страшно, того и гляди в руках рассыпятся. Но это они уже потянуть не смогли. Только за замену окон насчитали больше ста тысяч рублей. А все доходы семьи съедал перманентный ремонт.

В очередной раз пошли в мэрию. Но там отмахнулись. Для проведения работ, которые превышают сто тысяч, необходимо проводить аукцион, объяснили будто несмышлёнышам. Мол, подойдёт время планового ремонта — поменяем. А двери покупайте сами. Тоже потом оплатим, но по оптовой цене.

Тут даже интеллигентная безропотная учительница взорвалась. Как же так? Тогда и продайте их нам по оптовой. И за ремонт наконец рассчитайтесь. Мы, по сути, выполнили вашу работу. Однако не просим за это ни копейки. Но компенсируйте стоимость стройматериалов, унитаза, плиты.

Чиновники, обещавшие прежде это сделать, дали задний ход. Суть сказанного ими сводится к следующему: может быть, когда нибудь.

 – Да мы бы и не заикнулись об этом, если б можно было квартиру приватизировать, – оправдывается учительница перед спикером заксобрания. – Но она служебная и будет числиться за мной, пока действует контракт со школой. А пути господни неисповедимы, мало ли что может случиться...

– Напишите письмо Фёдоровой, – говорит Сергей Коткин. – Я с ней тоже о ваших мытарствах поговорю.

– Спасибо вам, извините, – мнётся посетительница. – Только вы Татьяну Васильевну не ругайте. Она хорошая. И с жильём помогла. И ремонт обещала оплатить. Просто подчинённые её подводят.

 – Вот о них и будет разговор, – обещает председатель Собрания.

«Нельзя так с людьми»

С квартирными проблемами были ещё двое посетителей — жительница Нарьян-Мара Галина Семёнова и Нина Баркулева из Хонгурея.

Затем зашла совсем старенькая бабушка.

Ирина Дмитриевна Вертешина — ровесница Ненецкого автономного округа, родилась в 1929 году. Живёт на Лесозаводе, одна в квартире. Беда постучалась к ней в дверь в апреле прошлого года, когда сменился собственник дома, им стал ПОКиТС. Дом Ирины Дмитриевны — старенькая двухэтажка, куда подают только техническую воду из находящейся неподалёку бани. А питьевую отродясь привозили в автоцистерне. Однако новый собственник делать это перестал.

Бабулька приехала к ним в контору. А там ей объяснили, что нет у ПОКиТС необходимой для доставки воды техники. Надо как-то самим жильцам приспосабливаться. В крайнем случае созывать общее собрание собственников квартир, чтоб те проголосовали за смену управляющей компании. Вот когда предоставят оформленный в соответствии с требованиями протокол, тогда и будет разговор.

Ничего не поняла 83-летняя старушка. Пошла себе с богом. Какое собрание, какие собственники, если на весь дом приватизирована только её квартира? Остальные пять — муниципальные.

Вот уже больше года обеспечивает себя водой Ирина Дмитриевна сама. Дашкандыбает с пластиковой пятилитровкой до автобуса, проедет остановку, наберут добрые люди из колодца. И — в обратный путь с передышками. Тяжело ей теперь такие грузы носить.

 – Я прямо сейчас позвоню нашему мэру и попрошу разобраться, что происходит, – разволновался Сергей Коткин. – Нельзя так с людьми! Моей маме 90 лет. Тоже одна в Неси живёт в вековом доме. Родни у нас в селе много, есть кому присмотреть, помочь. Но у меня всё равно сердце за неё болит. Да и за всех наших старичков.

– Уж помоги, сынок, а то мне и надеяться больше не на кого...

Ирина Дмитриевна была последней из записавшихся на этот очередной личный приём председателя окружного Собрания депутатов.

Не словами, а делами

Недавно был свидетелем разговора. Молодой мужчина горячо убеждал, что нехорошо это — написать на самом большом здании в центре окружной столицы аршинными буквами «Единая Россия». Скромнее, мол, надо быть.

Тогда промолчал, не ко мне обращались. Да и, честно, как-то не задумывался об этом прежде. Ну, написали и написали. Мало ли что и где у нас пишут? Скользнёшь, идя мимо, глазами и дальше по своим делам спешишь. Однако теперь, проведя два с половиной часа в кабинете, расположившимся за этой самой вывеской, скажу вот что.

Большие, видные издалека буквы складываются не в название правящей партии, а в слова «Общественная приёмная». И это — принципиально важно. Так и надо, чтобы все знали, где она находится.

То, о чём рассказали спикеру окружного парламента пенсионерка Фаягуль Хакимова, молодая многодетная мама Людмила Туряница, ровесница Ненецкого округа Ирина Вертешина и другие жители НАО, кому-то может показаться самыми заурядными историями. Но только не тем, кто был или находится в схожей с ними ситуации. Когда уже и не знаешь где искать правду и хватаешься за последнюю соломинку – обращаешься в общественную приёмную руководителя партии «Единая Россия». Каждое подобное обращение – это своего рода тест: если партия действительно правящая, то доказывайте это не словами, а делами.

Ответ, насколько это получается, будет дан на выборах. Ближайшие — вот они, рукой подать: в сентябре в заксобрание Архангельской области. А через год, в сентябре 2014-го, и в ненецкий парламент.

Владимир КИСЕЛЕВ

P.S. Первый положительный результат обращения граждан в общественную приёмную руководителя партии «Единая Россия», о котором мы рассказали, уже есть: снова начали возить воду в дом, где живёт Ирина Дмитриевна Вертешина. Она даже опять приехала, теперь на радостях, в общественную приёмную, чтобы сказать спасибо Сергею Коткину. Правда, без предварительного звонка и его не застала.

 – Поблагодарите лучше за доброе дело и оперативность мэра Нарьян-Мара Татьяну Фёдорову, – попросил нас председатель Собрания депутатов НАО. Что мы с удовольствие и делаем.

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (1 vote)

Комментарии

Добавить комментарий