Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
23 сентября 05:58
Суббота
Предложить новость

Славу создаём сами

Владимир КИСЕЛЕВ Выпуск № 29 (359) 25 сентября 2015 Точка на карте

Пятиметровый памятный крест, установленный на берегу Карского моря близ посёлка Усть-Кара, увековечил подвиг полярных исследователей. А местные жители узнали, почему мыс, на котором отныне высится священный символ, носит странное для географических названий имя – Полковник. Бытовавшая до того среди устькарцев версия оказалась ошибочной...

Ответ получен, вопрос остался

Посёлок Усть-Кара, вытянувшийся вдоль Карской губы, окаймляют два именных мыса. С одной, практически впритык, находится Хальмерсаля. С другой, чуть поодаль, Полковник. На Хальмерсаля обустроено поселковое кладбище. Полковник ничем не примечателен, разве что своей суровой красотой.

А что означают эти названия? – полюбопытствовали как-то руководитель московской компании «Промкапстрой» Роман Мороз и его заместитель Валерий Кудрявцев. Кара для них — уже почти родная. В 2007 году «Промкапстрой» построил в посёлке новую школу, лучшую на тот момент в Заполярном районе. Тогда же, в подарок устькарцам, компания подняла красавицу-часовню. А скоро сдаёт здесь детский сад, два четырёхквартирных дома и гараж жилищно-коммунального участка. Пора горячая, и Мороз с Кудрявцевым, оставив Первопрестольную, прочно обосновались в далёком северном посёлке. Однако мужики не только хорошие строители, но и завзятые яхтсмены, влюблённые в Арктику неутомимые путешественники, которым интересно всё, что с ней связано.

Им объяснили: в переводе с ненецкого, «хальмер» – покойник, мертвец, а «саля» – мыс. Так что по-русски Хальмерсаля можно назвать Кладбищенским мысом. Полковник тоже неким образом ассоциируется со смертью. В советское время в этих местах разбился самолёт. Искорёженные остатки дюралевого корпуса машины можно найти в тундре до сих пор. Происшествие, как тогда было принято, засекретили. Известно только, что за штурвалом находился какой-то полковник, и что он погиб. Отсюда и название мыса. Этой версии в Каре придерживались все, включая местную сельскую интеллигенцию в лице библиотекаря и директора школы.

Мрачноватая получалась энергетика названий...

Но если с Хальмерсаля у любознательных москвичей новых вопросов не возникло, тут всё очевидно, то относительно Полковника закрались сомнения. Одно дело, если бы так морской мыс называли лишь местные. Однако название фигурировало и на географичексих картах. Хотя на других мыс значился как Толстый...

Чтобы докопаться до истины, строители с исследовательской жилкой обратились к столичным историкам: помогите разобраться! За дело взялся молодой архивист Никита Кузнецов.

Идущие за горизонт

Из подготовленной кандидатом исторических наук Кузнецовым подборки документов стало понятно: советский лётчик, возможно и погибший в районе мыса Полковник, никакого отношения к его названию не имеет. Оно появилось в 1902 году. Однако, чтобы представить картину в полном виде, надо отмотать временную ленту ещё дальше, до 1846-го, когда недавно организованным Русским географическим обществом была учреждена первая крупная экспедиция для комплексного изучения Полярного Урала. Возглавил её полковник Эрнст Карлович Гофман, профессор геологии и минералогии Петербургского университета. Экспедиция, рассчитанная на два года, растянулась на три. Весной и летом проводились полевые исследования, осенью и зимой обрабатывались материалы.

В задачи экспедиции 1848 года, которая началась 7 июня, входило изучение восточного склона Северного Урала. Условия были чрезвычайно сложными. «Каждый день лишались мы множества оленей и ещё большее число принуждены были убивать, потому что они не в силах были идти вперёд; поэтому мы проходили в сутки не больше 6 или 7 вёрст; ежедневно мы бросали из своей поклажи самое тяжёлое и менее нужное, чтобы ограничить свой багаж, но эта мера облегчала нас только на короткое время»,— писал в отчёте Эрнст Гофман.

Продвигаясь вдоль хребта Пай-Хой через тундру, отряд 24 августа достиг Вайгачского пролива (сейчас – Югорский шар). Температура воды была плюс пять градусов, воздуха – около девяти. Искупавшись, путники разделились. Основная часть экспедиции повернула к верховьям реки Уса, откуда предстоял долгий и опасный сплав на лодках к Печоре. А заместитель Гофмана, астроном и геодезист Мариан Ковальский вдвоём с проводником пешком отправились вдоль берега Карского моря до устья Кары.

Здесь, на месте нынешнего посёлка Усть-Кара, они увидели несколько чумов. Недалеко от стоянки Ковальский обнаружил остатки поклонных крестов — свидетельство того, что мезенские рыбопромышленники ходили сюда с товарами со времён Петра I. Учёный посчитал необходимым поставить вместо утраченных крестов другой. Его воздвигли на мысе Толстый, соорудив, по всей видимости, из выброшенного на берег топляка. После этого Ковальский повернул назад и на купленной у самоедов лодке по реке Щучьей прибыл в Обдорск. Затем в одиночку пересёк на лыжах Уральские горы и, проделав путь в триста вёрст, добрался до Чердыни. В Петербург он вернулся только в апреле 1849 года. Там Ковальский получил звание профессора, был направлен на работу в Казанский университет и впоследствии прославился как крупный русский астроном.

Через 60 лет, 28 июля 1909-го, экспедиция Олега Баклунда, снаряжённая Академией наук и Русским географическим обществом на Полярный Урал и в Карскую тундру, увидела на мысе Толстом деревянный крест. На нём, хотя и с трудом, можно было прочесть надпись на латинском языке: «Expeditio uralensis 1848. Gloria Creatori nostro. Marian Covalski». Что означает: «Уральская экспедиция. 1848. Славу создаём сами. Мариан Ковальский».

К этому времени, правда, увенчанный ветхим крестом мыс имел ещё одно название – Полковник. В 1902 году его переименовал в честь Эрнста Гофмана исследователь Арктики Александр Варнек, который пришёл к устью Кары на гидрографическом пароходе «Пахтусов». Русский полярный капитан и гидрограф, чьё имя ныне носит посёлок на Вайгаче, делал тогда топографическую съёмку берегов Карского моря. Однако название не закрепилось. На каких-то картах мыс значился Полковник, где-то именовался Толстым. Можно увидеть и такую надпись: «Мыс Толстый (Полковник)».

Должны знать и правнуки

Роман Мороз, Валерий Кудрявцев и их товарищи, также подцепившие вирус непреодолимой тяги к высокоширотным экспедициям, поставили уже немало поклонных крестов на островах Ледовитого океана, архипелагах Новая Земля, Франца-Иосифа и материковой части Арктики. Поэтому закономерно, что, узнав подлинную историю названия мыса у Усть-Кары, руководители «Промкапстроя» решили восстановить прерванную преемственность и снова поднять над Полковником крест. Да такой, чтобы издалека был виден – и с моря, и с суши. Благо хорошего бруса и Тиккурилы для строящихся в посёлке объектов компания завезла с избытком, рабочих рук тоже хватает.

Епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков, с которым связались по телефону, начинание благословил.

Восьмиконечный православный крест получился на славу, добротный, долго простоит. До мыса его довезли на мощном грузовике, а дальше, по крутизне, понесли на плечах.

– По традиции, в основании подобных крестов обустраивается сруб вроде колодезного, который с горкой заполняется камнями. Так и конструкция надёжно крепится, и ветер всё продувает, древесина не гниёт, и людям о крестной смерти Спасителя на Голгофе напоминание, – рассказывает Валерий Кудрявцев. – Голыши на макушку мыса надо было носить с морского берега – это метров полста, а то и все семьдесят. Ну и представьте, если б каждый начал вверх-вниз сновать, тяжёлые камни таскать. Невесть сколько бы провозились. Но народ, не дожидаясь начальственных указаний, выстроился цепочкой и скоренько куба три голышей наверх забросили. Только установили крест, тут же, глядим, местные на лодках подходят, с моря оценивают, как получилось. Кто-то в тундре гусей стрелял, тоже подтягивается. Значит, не безразлично людям...

Осталось ещё укрепить на кресте табличку, поясняющую, когда и в честь кого он воздвигнут. Жители Арктики должны знать свою историю. Да и туристов в посёлке бывает немало, сплавляются по реке Кара в сезон пачками.

– Привезём табличку позже, из Москвы. Здесь у нас нет ни титана, ни даже нержавейки. И качественую гравировку по металлу в Усть-Каре не выполнишь, – поясняет Валерий Кудрявцев. – Всё ведь должно делаться не абы как, а на совесть, чтоб и внуки-правнуки могли подойти к кресту и понять, почему он на этом месте стоит.

А динозавров жалко...

На этом можно бы было и поставить точку. Однако рассказ о мысе Полковник будет неполным, если не вспомнить, что он – ещё и своего рода геологический памятник. Около 70-ти миллионов лет назад здесь упал метеорит. Основная часть образовавшегося от космического удара кратера сейчас находится под морскими водами Байдарацкой губы, и лишь краешек выходит на берег, аккурат у Полковника. Не исключено, давнему катаклизму мыс своим появлением и обязан.

Не надо только путать Усть-Карский кратер со знаменитым Карским. Хотя обе раны на теле Земли появились практически одновременно, когда орбита нашей планеты пересеклась с траекторией огромной кометы, распавшейся при подходе к земному шару на части. Началась метеоритная бомбардировка. Один из гигантских кусков и сотворил Карский кратер диаметром 65 километров, седьмой по величине в мире среди ему подобных. Он находится в тундре между горным хребтом Пай-Хой и побережьем Байдарацкой губы.

Кусочек поменьше образовал Усть-Карс-кий кратер диаметром 25 километров.

Есть, правда, предположения, что изначально Карский кратер имел диаметр 110-120 километров, а Усть-Карского не существует вовсе. Ещё с теми давними событиями связывают гибель динозавров и прочие неприятности, названные Великим мезозойским вымиранием.

В Карской же астроблеме после мощнейшего удара и взрыва в результате высоких давлений и температур произошли глубокие изменения пород и минералов. Из земных глубин на поверхность выдавило рубины, а уголь превратился в алмазы. Их размер иногда достигает четырёх миллиметров, а содержание доходит до 50-ти карат на тонну породы.

Карский кратер должен принести много новых находок учёным, занимающимся его исследованием. Но в числе первых его загадки пытался разгадать профессор геологии и минералогии, полковник Эрнст Гофман. Необычную кольцевую Карскую структуру впервые описал направившийся в начале прошлого века по следам гофмановских экспедиций геолог Олег Баклунд, также упоминавшийся выше. Но это — уже другая история...

Владимир КИСЕЛЕВ

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий