Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
23 сентября 06:08
Суббота
Предложить новость

Совсем не бронзовый поэт

Алёна ЛЮДВИГ Выпуск № 34 (322) 26 сентября 2014 Помним

Никогда ничего не откладывайте на потом. Его может не быть. Это у поэтов бывает «потом» и на века, а простым смертным только и остаётся, что жить на полную катушку, не откладывая.

Алексей Пичков жил без оглядки на потом. В этом и парадокс – жил простым смертным, а ушёл известным поэтом, признанным классиком ненецкой литературы и прочее. В творческом наследии члена Союза писателей России, лауреата премии имени Николая Рубцова – более пятнадцати поэтических сборников, более трехсот стихотворений и прозаических произведений. Приятно перечислять, и звучит солидно. Думается, что на все эти регалии сам маститый ненецкий поэт и прозаик улыбнулся бы хитро и обязательно схохмил чего-нибудь этакое, стихотворно-певучее – про этих самых заек.

В марте этого года Алексею Ильичу исполнилось бы 80 лет. В добром здравии люди, которые помнят его не как классика и светоча, а как живого, искреннего и, в общем-то, не очень «удобного» для написания глянцевых монографий человека. Пил жизнь полной чашей – этого не отнять. А какая живая, мятущаяся душа не черпала вдохновения и отрады в соке жизни? Камней не хватит на всех нас, грешных.

В день памяти Алексея Пичкова на Лесозаводском кладбище собрались родные, друзья и коллеги. Узким кругом, только свои. Без пафоса, излишней суеты и показухи. Алексей Ильич бы одобрил. Никогда он не любил пыль в глаза пускать. Как мог оборонялся от фальши – где юморком, а где и сочным матерком. Был самим собой – простым пареньком из далёкой Шойны. Вот только дар с рождения носил для простого человека неподъёмный – не каждому дано умение видеть гармонию в простых вещах: «…на родном я пою языке песни те, что звучат в роднике…»

Место упокоения поэта почти на самой окраине заводского кладбища. Рядом с поэтом захоронена его земной ангел-хранитель и верная супруга Александра Александровна. Два скромных памятника за незатейливой оградкой, затерявшиеся среди множества других. Дочь Людмила по-хозяйски протирает чёрный глянец на отцовской могиле. Памятный знак на могиле поэта, прославившего ненецкую землю, родственники поставили на собственные средства. Хотя задумка установить памятник в масштабе «один к одному» в соответствие с талантом Алексея Ильича в своё время витала в коридорах и кабинетах власти. Существовало даже распоряжением мэра города, был заказан и выполнен эскизный проект. Увы, хорошая идея увязла в бюрократическом болоте, а потом и сгинула в гнилом сумраке политических и неполитических перемен.

«…Не давай мне ничего на память: знаю я, как память коротка…», – писала Анна Ахматова. Как винить людей за короткую память? Пока мы живые, у каждого своя суета и томление духа. В бане и перед богом все равны. Правда ведь, Алексей Ильич?

В день памяти под ледяным дождиком, замешанном на ярком осеннем солнышке, у могилы поэта близкие люди вспоминали всё хорошее, что связывает нас с теми, кого уже нет. Словно чашу по кругу передавали слова. Мелкими льдинками по намокшей ткани бились рифмы, тёплым дыханием на замёрзших пальцах таяли воспоминания.

– Не теряют поэты связи с землёю, их судьбой не бывает пустая небыль, – подхватывает эстафету Инга Артеева, одна из учениц мастера.

– Алёша вступился за меня, когда моя мама палочки разнокалиберные для счёта сделала, – утирает слезинку одноклассница поэта, а ныне профессор Санкт-Петербургского педагогического университета Мария Бармич. – Как маме на пальцах я тогда показала, так и сделали. Учительница ругалась, а он мои палочки самодельные похвалил и себе взял, а мне отдал свои, покупные.

Как быстротечно время. Лишь сам Алёша увидел бы маленькую испуганную девочку Машу в пожилой женщине, плачущей на краю заводского кладбища – далеко на Севере, на самом краю земли. Долго ли, коротко, но только в памяти близких людей хранятся наши настоящие лица. С бронзовыми профилями на гранитных плитах они не имеют ничего общего. Успеть бы выпить до дна положенную чашу.

«Не верь, что земля отогреться не может.
Не скованы льды на озёрах навечно.
Я верю в весну, но считаю дороже
Весеннего солнца тепло человечье».

Алёна ЛЮДВИГ, фото Альберта ЛЮДВИГА

Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий