Странные судьбы первенцев

Аватар пользователя vnaoinform

Если на территории НАО в перспективе не найдут новых мощных залежей углеводородов, то Лаявожскому и Ванейвисскому участкам недр, за которые 15 июня поспорят на аукционе три гиганта отечественного ТЭКа, суждено стать крайними месторождениями заполярной части Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, удостоенными особого внимания.
Остальные объекты постепенно скудеющего нераспределённого фонда – калибром помельче, и потому вряд ли окажутся столь же привлекательны для крупных инвесторов.

Напомним, что заявки на участие в предстоящем аукционе подали «Газпром», «Роснефть» и, буквально в последний момент, «ЛУКОЙЛ-Коми» («Грядёт битва титанов за Лаявож и Ванейвис», ВНАО № 19 от 20.05.2016 г.). Несколько удивило, что в соперничество с ними не стал вступать «Сургутнефтегаз», участия которого ждали.
В своё время, а именно, в 2007 году эта четвёртая по величине вертикально интегрированная нефтяная компания России не поскупилась, и, например, выложила 365 млн рублей за Северо-Лаявожское месторождение, в 24 раза по сравнению со стартовым платежом подняв цену участка! Кроме того, в разные годы ею были приобретены ещё шесть лицензий на ненецкие месторождения. Зачем-то это было нужно?
Опять же, в 2008 году генеральный директор и совладелец ОАО «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов в интервью авторитетному информационному агентству «ПРАЙМ-ТАСС» категорично утверждал, что «наша стратегия в Ненецком округе… ориентирована на приобретение всех перспективных лицензионных участков, которые будут выставляться на аукцион». Очевидно, что-то изменилось с тех пор. Или не возникло особого желания создавать на пустом месте инфраструктуру под газ (причём, обильно насыщенный сероводородом) и капризный конденсат.
Но, полагаю, все эти резоны и мотивы, которыми руководствуются генералы и маршалы «нефтянки», не столь интересны читателям ВНАО, как исторические коллизии, связанные с Лаявожем и Ванейвисом. О них-то, как было обещано в названном выше материале нашей газеты, и пойдёт сегодня речь.

Вокзал для двоих?

У всех, кому доводилось бывать в Усинске, наверняка вызывали недоумение размеры тамошнего железнодорожного вокзала. К чему бы такое монументальное сооружение на тупиковой транспортной ветке и для кого предназначены эти просторные залы ожидания? Местным не надо, а транзитных пассажиров там нет…
Верно, до сих пор нет. Однако могли появиться: пусть и не в 1981 году, когда этот вокзал сдавали в эксплуатацию, а на пятилетку позднее – но могли. И это были бы пассажиры из НАО. Приполярному Усинску в планах партии и правительства на старте 70-х годов прошлого века была уготована роль отнюдь не конечной станции, а крупного межрегионального транспортного узла.
Хотя и нет на то прямого и конкретного указания в приснопамятном и, увы, лишь частично реализованном постановлении ЦК КПСС, Совмина СССР от 16.04.1974 г.
№ 277 «О мерах по усилению геологоразведочных работ и развитию нефтяной и газовой промышленности в северных районах Коми АССР и в Ненецком национальном округе Архангельской области».
Но ведь кто-то весьма информированный и влиятельный сформулировал тогда соответствующее задание проектировщикам вокзала? И вряд ли случайно в газете «Известия» (официальном печатном органе Верховного Совета СССР, между прочим) летом 1974 года в качестве иллюстрации к статье «Влево – к Ледовитому океану» была даже опубликована схема будущей железной дороги «Сыня – Усинск – Нарьян-Мар». Что, помнится, произвело фурор в Ненецком округе.
Не срослось
А упомянутое выше постановление № 277 однозначно заслуживает того, чтобы рассказать о нём подробнее. Это оно стремительно и кардинальным образом изменило судьбу рабочего посёлка Усинска (поначалу застроенного, как и Нарьян-Мар, домами из бруса), форсировало создание мощного нефтегазодобывающего комплекса на севере Республики Коми, и вскоре обеспечило его железнодорожное сообщение с центром страны.
При этом Ненецкий округ оказался обделён вопреки духу и букве постановления, изначально нацеленного «на двоих»: в соответствии с документом, динамичное развитие граничащих регионов рассматривалось исключительно в связке. Иначе и быть не могло, поскольку главным толчком к формированию масштабных правительственных планов послужили как открытия Усинского, Вуктыльского, Возейского месторождений у соседей, так в равной степени и Лаявожского, Южно-Шапкинского, Ванейвисского – в заполярном округе.
Руководство страны постановило «считать важнейшей задачей освоение в сжатые сроки нового нефтегазоносного района и… доведение добычи нефти в 1980 году до 25-30 млн тонн и газа до 22-25 млрд куб. метров» (кстати, этого уровня удалось достичь лишь в прошлом году, и только по нефти).

Гладко было на бумаге

Документ обязывал «обеспечить усиление геологоразведочных работ и выполнение установленных заданий… на базе широкого использования новейших достижений науки и техники, внедрения наиболее эффективных методов разведки и разработки месторождений и бурения скважин, применения в строительстве блочно-комплектного оборудования заводского изготовления и высокопроизводительной техники и автоматизации технологических процессов».
Всё это призвано было гарантировать решение задач, прошу обратить внимание, «с возможно меньшим привлечением рабочей силы из других районов страны». Для НАО и по сей день звучит более чем актуально.
Министерства и ведомства получили ряд поручений. Скажем, Мингео СССР и Совмину РСФСР предписывалось обеспечить «оценку промышленных запасов нефти и газа по… Южно-Шапкинскому, Лаявожскому и Василковскому месторождениям в 1976 году».
И это едва ли не единственное, что удалось исправно и даже с опережением сроков исполнить. Уже в декабре 1974-го Госкомиссия по запасам полезных ископаемых при Совмине СССР утвердила досрочно представленные геологами обоснования – первым из газонефтяных месторождений Архангельской области, получившим государственный промысловый паспорт, стало Лаявожское.
Но толку-то, коль остальные распоряжения практически в те же дни были забыты и «задвинуты». И отменил их по сути единоличным решением тогдашний министр газовой промышленности СССР Сабит Оруджев на представительном совещании в Нарьян-Маре.
Почему? Кто стоял за спиной? Ведь под постановлением № 277 стояли подписи секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева и председателя Совета министров СССР Андрея Косыгина…

Чего лишились?

Вот, например, функции генерального подрядчика «по строительству городов и жилых посёлков, заводов железобетонных изделий и других предприятий строительной индустрии, баз материально-технического и рабочего снабжения… в Ненецком национальном округе Архангельской области» были возложены на Министерство промышленного строительства СССР. Р-раз – и в урну!
Пунктом № 34 документа Совмину РСФСР поручалось «обеспечить разработку и утверждение в 1976 году по заказу Министерства газовой промышленности генерального плана развития г. Нарьян-Мара». Где этот план?
Наконец, пункт № 35 был изложен следующим образом: «Министерству гражданской авиации обеспечить в 1976-1977 годах строительство в г. Нарьян-Маре аэродрома при долевом участии Министерства газовой промышленности. Строительство указанного аэродрома возложить на Министерство транспортного строительства. Министерству гражданской авиации выполнить в 1974-1975 годах проектно-изыскательские работы, необходимые для строительства указанного аэродрома». Сколько годочков прошло?
В ожидании ренессанса
Возможно, именно поэтому очень хочется верить: сорок лет спустя месторождения-первенцы всё-таки сослужат нашему округу добрую службу за счёт притока инвестиций, создания сотен новых рабочих мест, ускорения темпов строительства Лая-Вожской дороги, и так далее. Это явилось бы восстановлением порушенной исторической справедливости. И напомнило бы первооткрывателям – вышедшим на пенсию сейсморазведчикам, геофизикам, работникам экспедиций глубокого бурения – их труды были не напрасны.

Михаил ВЕСЕЛОВ

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (1 vote)

Комментарии

Добавить комментарий