Строя храм, строят себя

Аватар пользователя vnao

Большой, издалека видно, стенд на пересечении улиц Строителей и Монтажников в Искателях сообщает, что строительство первого в посёлке геологоразведчиков храма-часовни началось в июле 2015 года. Есть и обязательная на подобных информационных планшетах строка о его планируемом окончании. Однако дата благоразумно не указана – это зависит от многих обстоятельств. Не просто же так издревле говорят, что человек предполагает, а Бог располагает. На латыни изречение звучит так: Homo proponit, sed Deus disponit.

Казакам – любо

По меркам Ненецкого округа, Искатели — огромное поселение. Там живут без малого восемь тысяч человек.  Однако церкви во втором по величине населённом пункте НАО отрадясь не было. Даже после того, как 10 июля 2012 года здесь создали православный Благовещенский приход, а весной 2014-го ему щедро нарезали в центре посёлка под строительство храмового комплекса 16 тысяч квадратных метров земли и снесли на выделенном участке старые бараки, народ ещё долго был вынужден привычно добираться на церковные службы в кафедральный собор Нарьян-Мара. В любую погоду старушки терпеливо дожидались на остановках рейсового автобуса. А не обзаведшиеся личными авто молодые семьи с малышами, которых везли к причастию, напрашивались в попутчики к знакомым с машинами, либо тратились на такси.

На то, чтобы поднять в Искателях храм, у самой северной епархии России денег нет. От лелеемой поначалу мечты о каменном строительстве залихорадившая экономика страны уже заставила отказаться. Однако и на деревянную постройку требуется 6 миллионов рублей — по северным меркам средства, вроде, небольшие, но их тоже где-то нужно найти...

 – Не хочу даже обсуждать, как намерены обустроить храмовую территории в Искателях. Говорить в нынешних условиях, что сделаем то-то и то-то не очень умно и безответственно. Я — планирую! А дальше что? – похоже, не столько отвечает на мой вопрос, сколько размышляет вслух епископ Нарьян-Марский и Мезенский Иаков. – Реальной помощи от нефтяников епархия не имеет. Слава Богу, получаем какие-то небольшие гранты от округа на формирование библиотеки, миссионерскую деятельность, иначе было бы совсем туго. Руки не опускаем: что можем, то делаем. И, конечно,  рассчитываем на поддержку неравнодушных людей. А такие – есть, и их не мало. 

Поняв, что строительство храма имеет шанс затянуться на неопределённое время, глава Искателей Григорий Коваленко помог с помещением для создания домовой церкви. Она действует с декабря 2014 года. Богослужения совершаются каждую субботу, воскресенье и по праздничным дням. Кузнец  Максим Чаленко сотоварищи из казачьего общества «Станица Пустозерская» изготовили и установили на здании стилизованный купол с крестом. В его же мастерской соорудили звонницу, три малых колокола для которой молодому приходу передали из Богоявленского  кафедрального собора. И теперь прихожан в посёлке зовёт к общей молитве колокольный звон, никогда прежде над Искателями не звучавший.

Беда лишь, тесно в домовом храме. Придут на литургию с полсотни человек, стоят уже впритык. На минувшую Пасху было 59 православных, так нормально не перекреститься. А ведь приходскую жизнь надо развивать. Пора открывать воскресную школу для детей и взрослых, библиотеку духовной литературы. Но где, если даже воскресные беседы священник вынужден проводить в притворчике (попросту говоря, малюсеньком коридоре) приспособленного под церковь помещения?!

Если задуманный солидный храм, 12 на 12 метров в основании, пока не осилим, будем строить небольшую часовню,  благо сруб для неё есть, – решил владыка Иаков.

Установленный в здании престол  с частицей мощей святых мученников и антиминсом — платом с изображением лежащего в гробе Христа, позволит проводить там не только молебны, панихиды, отпевания, совершать иные требы, но и регулярно проводить главное богослужение христиан — литургию. Таким образом, это уже будет храм-часовня. 

Казаки «Станицы Пустозерской», собрав круг (общий совет), единогласно поддержали предложение атамана Виктора Обидина оказать начинанию всяческое содействие. Да и как иначе? Не тот казак, кто папаху носит, а кто оправдывает это гордое звание своими делами. Тем паче, если касаются они возрождения в Заполярье православной веры – казака без неё не бывает.

На доброе дело

Помолились на месте будущего храма-часовни и с Божьей помощью приступили.

Любая стройка начинается с подготовительных работ, вертикальной планировки территории. Песка на это ушло много — 15 грузовиков МАЗ, поскольку потребовалось засыпать яму, оставшуюся на месте снесённого барака. Возили его с карьера, принадлежащего Максиму Доронину, одному из станичников. Понятно, он не взял за это ни копейки. Для плотности песок смешивали с асфальтовой крошкой. Три машины этого добра, и также безвозмездно, выделил директор «Нарьян-Мардорстроя» Владимир Низьев.  Летом компания активно ремонтировала в городе  дороги, так что битого асфальта было в избытке. Подготовленное надёжное основание под строение укрепили ещё и толстенными бетонными плитами, их опять же подогнал Доронин. Известный в округе предприниматель, депутат Заполярного района Анатолий Курленко помог со строительной техникой: погрузчиком с ковшом, который ровнял и утрамбовывал подсыпку, автокраном, манипулятором (механическая рука с площадкой) – он потребовался для установки купола.

Но это мы сильно забежали вперёд. Доброе дело, как правило, лёгким и быстрым не бывает. До венчающего ныне часовню золотистого купола с крестом казакам ещё много чего предстояло преодолеть. Стройка потребует и времени, и сил, и непредусмотренных финансовых затрат. Но и щедро наградит встречами с людьми, которые узнав для чего требуется их помощь, окажут её, не раздумывая.

Сикось-накось

Подготовив участок под застройку, казаки с лёгким сердцем разъехались по летним отпускам — люди ведь семейные, с детьми. Кто-то отправился сопровождать многотонную фуру с гуманитарным грузом, собранным «Станицей Пустозерской» с помощью многих и многих жителей округа в поддержку Донбасса: бои в Донецкой и Луганской областях тогда уже пошли на спад, но блокада мятежного юго-запада Украины киевским режимом разгоралась.

Собравшись снова в Искателях к сентябрю, мужики крепко задумались. Как оказалось, времени без них не теряли. Для часовни уже был готов  фундамент из армированного бетона, самого качественного в Нарьян-Маре — четыре куба не пожалела компания «Версо М». Заливкой руководил Владимир Пастухов, начальник участка также хорошо известной в округе московской фирмы «Промкапстрой», она ведёт сейчас в окружной столице другой объект.

Беда лишь, что опытные строители делали всё по предоставленному им готовому чертежу, а замерщик — промахнулся.

За основу он взял длину брёвен от торца до торца, без учёта того, что при сборке сруба на каждом предстоит вырубить паз-замок, следовательно брёвна станут короче. Естественно,  с фундаментом они  затем не совпали. Да не чуть-чуть, а крепко, в щели между фундаментом и нижним бревном можно было легко просунуть пару кулаков.  Чтобы хоть как-то поправить дело, фундамент решили расширить, пристроив столбики из кирпича.  И успели уже положить на них пять венцов...

Поглядели на это непотребство казаки, покумекали и вынесли вердикт. На собственном подворье стали бы так делать? Нет!  Ну и зачем же храм-часовню сикось-накось строить?! Надо добывать для торцевых стен более длинные брёвна и переделывать всё по уму.

С этим предложением обратились к правящему  архиерею Нарьян-Марской епархии. Епископ Иаков сначала засомневался: а не получится, что готовую уже часть сруба  раскатаете, и на этом всё застопорится? Однако когда казаки клятвенно пообещали не просто поднять до нового года сруб, но и увенчать его куполом с крестом — благословил.

Золотые брёвна

Брёвен потребовалось 24 штуки и закупать их пришлось в Архангельске. Взяли калиброванные, под размер — пусть и дорогие, но отменного качества. С учётом доставки они обошлись в сто тысяч рублей. Казаки – скинулись.

 – В «Станице Пустозерской» никто не бедствует. Все работают, при зарплате, есть ипешники, руководители компаний малого и среднего бизнеса – широко улыбается Максим Доронин. – Ну да, времена сложные. Был момент, я своим сотрудникам не мог вовремя платить. Но если на круге решили построить часовню, то допустить сбоя нельзя. Да и владыке казаки слово дали...

Брёвнами как раз Максим занимался. Этот 35-летний чернявый крепыш — просто мотор. За что не возьмётся, всё получается складно да ладно. Потому и сбор гуманитарки для Донбасса атаман на него замкнул, знал — не подведёт. А как споро действовал Макс гвоздодёром, молотком и ломом, когда прошлой весной казаки устроили субботник на единственной в Нарьян-Маре конюшне бывшего конно-спортивного клуба «Мечта». Поправили тогда все 18 обветшавших денников — выгородок для беспривязного содержания лошадей, укрепили потолок и ворота, подняли упавший забор, скололи наросший на выгоне лёд,  побелили известью стены, натаскали с запасом сена. 

Вообще-то Доронин не из природных казаков. Помор. Отец родом из Шойны. Матушка — холмогорская. Сам рос в Архангельске. Но уже лет десять как осел накрепко в Искателях. А после того, как здесь организовали общественное объединение «Станица Пустозерская», стал приписным казаком. Вольное это племя, насколько можно заглянуть в историю казачества, никогда не было закрытой кастой. Принимали в свои ряды решеним станичного круга и иногородних – пришлых людей, которые разделяли их взгляды, были готовы биться за казачью идею и зарекомендовали себя заслуженными и достойными уважения гражданами.

 – А вот мои сыновья будут считаться уже родовыми казаками, – поясняет Максим. – Приятно, чего уж там, что они будут знать: вот этот храм-часовню построили заполярные казаки вместе с их отцом.

Как могу понять, Максима также ведёт по жизни пример отца. Сергей Яковлевич Доронин бизнесмен. Но на преумножении личного капитала не зациклен. Их семья, сколько Максим помнит, всегда была очень набожной, в храм его водили с младых ногтей. Сейчас отец – церковный староста Успенского храма в Архангельске. Там же, на улице Свободы,  строит храм Знамения. Восстановил порушенную большевиками церковь на родине жены в деревне Морилово. Собирается построить часовню для земляков в Шойне. Закладной крест для неё уже готов.

…И без того золотые брёвная для искательского храма-часовни, по идее, должны были  стать ещё дороже. Однако, узнав для чего они предназначены, в архангельской компании «Полар Транс» не просто пристроили груз на одно из двух судов, пробившихся в начале минувшего ноября в Нарьян-Мар через уже сковавший Печору лёд, но и предложили хорошую скидку. При том, что это был крайний в завершающуюся навигацию рейс, и за доставку в заполярную столицу  жизненно необходимых грузов, в частности – муки для хлебозавода, другим клиентам пришлось платить по повышенному тарифу: только за ледокольную проводку выставили счёт на 50 процентов больше, чем без неё. 

Всем миром

Приняв в морпорту брёвна, закинув их в большегруз и привезя на  стройплощадку, казачки маленько поспорили — что делать дальше? Мужики они хоть и рукастые, но срубы прежде никто не ставил. А в этом деле, как, собственно, и в каждом, своих секретов хватает.  Без хорошего плотника нельзя, однако найти его загодя не получилось.

Он пришёл к будущей часовне сам. Представился Николаем. Подробно рассказал, что уже на своём веку построил. Сообщил: занимался в Нарьян-Маре шабашкой, через два дня за ним пришлют из родной комяцкой деревни Красный Бор «Буран». И выразил готовность подзаработать в выдавшуюся паузу. Пообещал не только выставить первые венцы сруба, но и поделиться практическим опытом со всеми желающими.  Дальше, мол, по готовому будет проще...

 – Специалист оказался на славу! Фамилию, стыдно признаться, так и не удосужились у него спросить: Николай да Николай... Но нам его просто Господь послал, – говорит атаман Виктор Обидин. – Не представляю, как бы обошлись без него. Договаривались на два дня, а проработали вместе полтора мясяца.

Именно столько времени потребовалось, чтобы поднять часовню до купола. Сруб в 14 венцов размером 4.20 на 6 метров  собирали ровно две недели. Укладывать брёвна казакам помогали друзья, жёны с детьми готовили конопатку. Дело находилось каждому. Однако, больше венца в день приращивать не получалось. Постоянно пориходилось ремонтировать мощную дрель. Ноябрь выдался морозным, электроинструмент не выдерживал, часто выходил из строя.

Но всё-таки главный затык был в нехватке материала. Сруб ведь получили без половой доски, необходимого для обустройства кровли леса и разной прочей всячины. Хорошо, сбросившись в очередной раз, хоть купили за 25 тысяч рублей половую доску-пятидесятку. Остального в городских строймагазинах не было. С  Большой земли тоже не привезёшь: навигация уже закрыта, зимник ещё не действует.

Администрация Искателей вывела казаков на предпринимателя Рамзана Сагаева. Чеченец по национальности  и мусульманин по вероисповеданию, он дал нужные для строительства крыши православной часовни  пиломатериалы и металлочерепицу на выбор: красную, зелёную либо голубую (остановились на голубой, под цвет неба). От предложенных денег решительно отказался. Другой деловой человек, Валерий Виноградов, выдернул из своего дела пять кубов столь нужной казакам доски и брус для потолочных балок. Эконом Нарьян-Марской епархии Денис Ожигин привёз рулоны утеплителя.

 – Оглядываюсь сейчас назад. Бывало, и сложновато приходилось, но в итоге всё неизменно утрясалось, – философствует Максим Доронин. – Наш епископ за ходом строительства присматривает. Решили как-то его обрадовать, что наконец-то нашли нужные для монтажа стропил доски требуемого сечения. Позвонили, но владыка поправил: «Не вы нашли, а доска сама вас нашла».  С того раза «якать» да «мыкать» мы перестали. На всё воля Божья...

Запас прочности

Купол с крестом епархия заказала в Пермском крае. Цена в каталоге — 90 тысяч рублей. Объяснили хозяину тамошнего предприятия Евгению Соловьеву: приход в Искателях маленький, средств недостаточно. Он сбросил 10 тысяч. Извинился, что больше не может и оплатил половину стоимости транспортировки покупки до Кирова.  Дальше, в Нарьян-Мар, купол доставил на Камазе местный предприниматель Руслан Якуш. 

Первоначально предполагалось, что восьмигранный барабан под купол на часовне соорудят деревянным. Однако запротестовал Максим Чаленко. Опытный кузнец доказывал, что гораздо практичнее сделать барабан из металлических уголков и обшить затем жестью. Да это и красивее, непогода, во всяком случае, не поведёт и не перекосит.

Поскольку опыта изготовления подобных конструкций у Чаленко не было, купол привезли в его мастерскую. Где они и принялись творить с другом-казаком Василием Скляренко, в миру — заместителем  по производству гендиректора компании «Заполяр-Транс-Сервис».

В итоге, в дело пошли 16 металлических уголков. Прошлись по сгибам для крепости электросваркой и приспособили сверху и снизу крепления. После того, как дочка Чаленко, школьница Катя, обработала уголки средством против ржавчины, одним концом их приладили изнутри купола, другим — к специально изготовленной станине. А её, в свою очередь, накрепко прикрутили к подготовленному на чердаке часовне столу.

 – Сложно было с непривычки? – спросил у Максима.

 – А какие сложности могут быть у казаков? – только пожал плечами. – Всё сделали по совести, согласно православным традициям и с десятикратным запасом прочности.

Купол на часовню устанавливали атаман «Станицы Пустозерской» Виктор Обидин с казаком Василием Скляренко.

 – Да всех надо в газете указать, – просит атаман. – Много кто нам с часовней помогал, но всё-таки основную тяжесть вынесли на своих плечах казаки. Все на совесть трудились: Михаил Комнатный, братья Николай и Иван Егоровы, Николай Головков, Алексей Усов... 

И ещё одно изменение в проект храма-часовни хотят внести казаки. Предусмотренное открытое крылечко преобразовать в тёплый притвор с  окнами и дверью. Что позволит переделать внутри часовни  поперечную глухую бревенчатую стену в арочный проём, освободив больше места для молящихся. Деньги на это уже отложены.

Работы, в принципе, ещё хватает. Но казаки уверяют, что сделают всё от них зависящее, чтобы первая церковная служба в храме-часовне прошла  в ближайшую Пасху, которая в этом году выпадает на 1 мая.

Положили уже и добрую традицию —  начинать от  стен часовни свои поломнические поездки. Не так давно владыка Иаков благословил их здесь в неблизкий путь в Александро-Свирский мужской монастырь (Ленинградская область). Казаки отправились в обитель, созданную 500 лет назад преподобным, поклониться его мощам. 

 – Так получилось, что в поездку собирались многие, а поехать смогла лишь небольшая группа, – говорит Виктор Обидин. – Однако взяли с собой знамя «Станицы Пустозерской». Значит, вместе с нами незримо находились все наши казаки.

 

Владимир Киселев, фото Альберта Людвига и из архива «Станицы Пустозерской»

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий