Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
20 февраля 13:18
Вторник
Предложить новость

Судьба – из обломков керамики

Наталья КОЛОГРЕЕВА Выпуск №42 (414) 23 декабря 2016 Уроки истории

В фондах Архангельского краеведческого музея немало предметов, имеющих отношение к истории Ненецкого округа. В одной только археологической коллекции – около 3,5 тысяч предметов, найденных и доставленных в столицу Поморья из самоедского края. Репортёр «Выбора НАО» побывала в музейном закулисье и ощупала глазом заполярные раритеты.

Эпоха бронзы, эпоха неолита

Хранители музея затрудняются наз-вать точную дату начала формирования, условно говоря, ненецкой коллекции. Известно лишь, что первые предметы поступили сюда в начале XX века, а последние – совсем недавно. Весной этого года 5 тысяч арктических артефактов, вывезенных в разные годы на материк членами Морской арктической комплексной экспедиции, Архангельскому краеведческому передал руководитель МАКЭ, Почётный полярник Пётр Боярский («Пять тысяч арктических доказательств», ВНАО №23 от 17.06.2016 г.) Коллекция до сих пор разбирается, описывается и комплектуется по фондам.

А что же давнишние обитатели таинственных музейных закромов?

Старший научный сотрудник отдела хранения и изучения музейных экспонатов Инга Мельцева рассказала журналисту ВНАО, что, судя по книгам поступлений, ещё в начале XX века в музейных фондах стали появляться деревянные ненецкие идолы или божки. Пути проникновения священных «деревяшек» на Большую землю в общем известны. То, что не было уничтожено в процессе христианизации ненцев, попадало на материк со всевозможными исследовательскими экспедициями. Так и поселились в Архангельском краеведческом идол из колышка и божок самоедский с Новой Земли, божок деревянный из Печорского уезда и составной идол с оловянными глазками. В 1915 году географ и метеоролог Павел Георгиевский передал в музей божка из гнутого деревянного осколка с двумя зарубками и божка в виде длинной палки с зарубками с острова Малый Воронов в бухте Воронова на северо-западной оконечности Вайгача.

В разные годы фонды музея пополнялись предметами из Пустозерского и Ортинского городища, которые щедро насыпали в эти самые закрома орнаментной керамики, кремниевых наконечников стрел и копий эпохи бронзы и неолита. А ещё – бронзовых украшений, женских гребней для волос с орнаментами в Пермском зверином стиле, костяных гарпунов, медных плошек и других предметов быта наших далёких предков.

Двадцать семь из них – фрагменты керамики бронзового века – попали в Архангельский краеведческий со стоянки Югорский Шар близ острова Вайгач. В 30-е годы прошлого века их обнаружил и собрал геолог, географ, профессор Географического института Академии наук Павел Виттенбург. И хотелось бы штампануть в этом месте: человек уникальной судьбы. Но, увы… Судьба блестящего учёного и исследователя – это судьба миллионов узников сталинского ГУЛАГа.

Вайгач – это надолго

В 1930 году Павел Виттенбург был арестован по так называемому делу академиков, обвинён в контрреволюционной деятельности и приговорён к расстрелу, который милостиво заменили десятью годами каторги. Сначала учёный валил лес на Беломорско-Балтийском канале, а затем был отправлен на Вайгач заведующим геологической частью. На арктическом острове в те годы велась добыча свинцово-цинковой руды. По мнению исследователей биографии профессора Виттенбурга, годы работы на Вайгаче стали очень плодотворными в профессиональном плане: открытое в том числе и Павлом Владимировичем флюоритовое месторождение Амдерма было на тот момент основным для СССР. Казалось бы, только этим он искупил мифическую вину перед молодой советской властью. Однако советская власть так не думала.

В 1935 году Павел Виттенбург досрочно освободился, но продолжил заниматься геологическими изысканиями на Вайгаче. Ему прозрачно намекнули, что в Ленинграде бывшего ссыльного профессора ожидают мытарства по съёмным квартирам, унизительные поиски хоть какой-то работы и, как следствие, полунищенское существование его семьи. Лишь через четыре года после официального освобождения Виттенбург смог вернуться в Ленинград и устроиться на работу в Арктический институт.

Судимость с него сняли, но под подозрением оставили – через год Павла Владимировича уволили, и он уехал в Архангельск, где получил должность инспектора геологического контроля. Может быть, именно тогда и попали в фонды тамошнего областного краеведческого музея югорские керамические артефакты?

Удивительно, но и Архангельск стал для Виттенбурга очередной отправной точкой на Вайгач. В тридцать девятом учёный отправился на остров в составе очередной арктической экспедиции, но в начале Великой Отечественной, когда близ Вайгача замаячили немецкие подводные лодки, был отправлен на Большую землю.

Жуткую, но действительно не уникальную историю жизни уникального человека я начала познавать, увидев в Архангельском краеведческом крошечные обломки бронзовой эпохи. Ну а более подробно этот отрезок жизни Павла Виттенбурга описан нарьянмарским краеведом Юрием Каневым. Книга Юрия Викторовича «Вайгачский транзит» – о людях, осваивавших и долгое время живших на священном для ненцев острове, в том числе в период Вайгачской экспедиции ОГПУ 1930-1936 годов.

Впереди много интересного

С появлением в Нарьян-Маре современного музейного комплекса воп-рос хранения новых обнаруженных местных артефактов отпал. По словам старшего научного сотрудника отдела хранения и изучения музейных экспонатов Архангельского областного краеведческого музея Инги Мельцевой, теперь они (за исключением огромнейшей коллекции Морской арк-тической комплексной экспедиции) попадают не в столицу Поморья, а в фонды Ненецкого краеведческого музея. Правда, коллеги из Архангельска не исключают возможности передать на временное хранение в окружной музей коллекции, которые заинтересовали бы жителей НАО. Подобная, давно существующая в российском музейном деле практика, для небольших городков вроде Нарьян-Мара особенно актуальная – она обогащает их культурное пространство.

В Архангельском краеведческом музее надеются, что в недалёком будущем удастся воплотить в жизнь ещё один проект по созданию фондов открытого хранения. Дело в том, что изрядная часть предметов музейного собрания и тематических коллекций обычным посетителям для осмотра недоступна. Бывать и работать в фондах по специальному согласованию с музеем могут лишь историки, краеведы, археологи, коллеги-музейщики, ну и иногда журналисты. Но есть современная форма хранения и одновременно представления фондовых предметов более широкой публике, уже успешно освоенная ведущими российскими музеями: так называемое открытое хранение. В фонды при этом можно прийти, как и обычно в музей. Предметы размещаются в специальных металлических шкафах, доступных для осмотра в присутствии сотрудника музея, или закрытых витринах.

Если эти планы сбудутся, то и рядовые жители НАО, бывая в Архангельске и посещая краеведческий музей, смогут увидеть и познакомиться с историей пока ещё скрытых от глаз предметов, связанных с Ненецким округом.

Наталья КОЛОГРЕЕВА
Фото Игоря МАЙСКОГО и с сайта «Полярная почта»

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий