Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
25 ноября 11:42
Суббота
Предложить новость

Свободный заплыв в сельскую глубь

Алексей ВОЛКОВ Выпуск №29 (401) 29 июля 2016 Точка на карте

В Хонгурее живут художники и поэты, искренне любящие свой небольшой посёлок и родной край. К тому, что приходится им непросто, здесь относятся философски — а кому сейчас легко? Время-то кризисное. Но и это пройдёт. Бывало и похуже...

Иногда у журналистов случаются и командировки, не вызванные конкретными событиями. Они напоминают свободный полёт или, выражаясь спортивным языком, заплыв вольным стилем, без жёсткой привязки к теме. Подобный заплыв у корреспондента ВНАО состоялся на прошлой неделе. Дистанция – около 50 км. Пункт назначения – посёлок Хонгурей.

Ремонт нельзя закончить

 – Мало народу в посёлке, все на лето разъехались, староста тоже в отпуске, – разводит руками местный житель, сотрудник дома культуры Виктор Шевелёв, подруливший к нашему катеру на квадроцикле.

Внезапно сгущаются тучки, накрапывает мелкий дождик. Но это ненадолго. Через несколько минут небо очищается, и июльское солнце снова нестерпимо жарит. Неспешно разгружается самоходная баржа «Пижма». Повсюду на берегу – разрисованные бочки. Этакая хонгурейская забава: малевать на них краской забавные рожицы. Следует понимать, для украшения окружающей действительности.

Такие вот маленькие детальки придают новому для тебя месту особое очарование. Сходу проникаешься к живущим тут людям симпатией. Однако в свободном полёте есть и минусы. Никто не встречает хлебом-солью. Шутка, конечно. Виктор Митрофанович любезно исполняет роль поселкового гида.

 – Во-он, видите, жёлтый дом вдали виднеется, яркий такой. Там жил наш ветеран Великой Отечественной вой-ны Данила Терентьев, в прошлом году его не стало... – показывает Виктор Шевелёв.

По соседству с домом ветерана много других, не столь примечательных построек.

Позже, уже из Нарьян-Мара, позвоню главе Пустозерского сельсовета (к нему относятся Оксино, Каменка и Хонгурей. – А.В.), и Сергей Задорин расскажет, что в Хонгурее около пятнадцати брошенных бесхозных домов, которые в своё время строил колхоз. Что с ними делать, неясно. Бывшие хозяева давно уехали и едва ли когда вернутся. Оформление техпаспорта на здание и других документов, по словам главы сельсовета, стоит не менее 30-ти тысяч рублей. Окружающий пейзаж ветшающие строения явно не украшают. Да и до беды недалеко. По весне было возгорание – в один из пустующих домов забрались ребятишки и развели костёр.

Виктор Шевелёв держит путь в дом культуры. Вообще-то клуб закрыт, но наш провожатый, что называется, воспользовался служебным положением. Точнее, семейным.

 – Супруга Ольга Николаевна работает тут директором, так что ключи у меня есть, – улыбаясь, пускает внутрь.

Коридор клуба напоминает параллелограмм. Стены покосились, пол тоже неровный. Помещения оформлены в причудливом восточном стиле. Зелёные потолки, красные стены. В стеклянных витринах кубки – награды творческих коллективов. На стене висит большая фотография одного из них – «Весёлых соседушек». Вот только невеселы совсем «соседушки» на снимке, наверное, устали после долгой репетиции. Или неопытный фотограф замучил, выстраивая кадр? Чуть поодаль – сложенный стол для настольного тенниса...

 – По уму-то, конечно, надо новый клуб строить, а не вкладываться в бесконечный ремонт. Но никто этого делать не будет, населения у нас в посёлке мало, и в округе есть стройки поважнее, – сетует Шевелёв.

Получается, как у Жванецкого: ремонт невозможно закончить, его можно только прекратить. Но в случае с хонгурейским ДК ремонт прекратить тоже нельзя. Где-то ж надо всё-таки культурой заниматься.

Север, север, «Северок»

 – Да что вы снаружи-то фотографируете, внутрь зайдите! – пенсионер Юрий Филиппов советует не ограничиваться наружным наблюдением за поселковой школой-садом. В Хонгурее он с 1973 года, но сейчас всё больше приезжает сюда на лето. Большую часть трудовой жизни отработал кочегаром.

 – Жена Зоя Яковлевна из Хонгурея, вот я и перебрался в посёлок из Нарьян-Мара, – рассказывает Юрий.

Садик «Северок» после покраски выглядит повеселее, чем школьное здание. Сторож Любовь Соловьёва красит крыльцо.

 – Подрабатываю, а что делать, – смеётся.

Начальная школа появилась в посёлке 1 сентября 1949 года, детский сад – в 1960-м. Худо-бедно, но здания приводят в порядок каждый год. Обычно красят или делают косметический ремонт. Если надо, то и крышу подлатают. Конечно, на новую школу-сад тут никто не рассчитывает, особенно в нынешней экономической ситуации и при таком количестве учащихся.

 – В школе всего девять учеников, и в детский сад ходят восемь ребятишек. Педагогов едва ли не столько же, сколько детей, – рассказывает наша собеседница, утирая пот со лба.

 – Закрывать учреждение не хотят?

 – Нет, пускай работают, – рассуждает Любовь Соловьёва. – Сюда, в Хонгурей, нам ещё внуков, а то и правнуков привозят.

Юрий Филиппов со свойственной простым мужикам прямотой выражался более категорично. Школа-сад, по его мнению, «просто разваливается».

Действительно, если двухэтажный садик выглядит ещё крепким старичком, то здание школы – глубоко одряхлевшим пенсионером. Покосившаяся одноэтажная деревяшка с одним окном и дверью.

 – А ФАП тоже сгнил, и ещё врачей не было долгое время, хоть помирай, если что, – выносит очередной неутешительный вердикт Юрий Филиппов. – Неужели всё-таки новый собираются строить?

Глава Пустозерского сельсовета подтверждает, что «в посёлке уже выделен участок под строительство ФАПа». На объект вот-вот должен зайти подрядчик. Собственно, это единственная запланированная стройка в Хонгурее на ближайшую, а вероятно, и более отдалённую перспективу. Правда, тут есть одно «но». В действующем фельдшерско-акушерском пункте есть какое-никакое, но жильё для врачей. В будущем ФАПе жилплощадь для специа- листов не предусмотрена.

 – Придётся решать этот вопрос, – говорит Сергей Задорин.

 – А вообще есть в посёлке проблема с жильём?

 – Разве что для вновь приезжающих специалистов. А так сельчан в Хонгурее немного. Зарегистрированы 253 человека, а проживает всего 142.

По словам главы Пустозерского сельсовета, действительно, в июле какое-то время в посёлке не было врача.

 – В отпуск медики уехали, замену не нашли, но теперь проблема решена. Временно работает специалист из окружной больницы, – уверяет Задорин.

По пути к больнице взору предстаёт добротное здание бани. Едва ли не самое большое в посёлке. Помыться тут можно за сто рублей. Реальная арифметика куда дороже.

 – Трудно поверить, но себестоимость одной помывки в хонгурейской бане, учитывая все затраты, составляет около 4200 рублей. Для сравнения в Тельвиске цена вопроса – 300-400 рублей. На компенсацию расходов нам требуется 9 миллионов рублей, а дают всего семь. Вот и крутимся, ищем варианты, – приводит цифры Сергей Задорин.

Пекарь-лирик

Тем временем Виктор Шевелёв предлагает посетить ещё один стратегический поселковый объект – пекарню. Пенсионер Филиппов своё мнение о пекарне высказать нам не успел. Наверное, выдал бы очередной красноречивый эпитет. Что-то вроде «дряхлеющая». Что вполне соответствует реальности. Внутри пекарни, как в парилке, через пять минут с тебя сходит семь потов.

 – Зимой мы не работаем, тут очень холодно, но в этот раз, может, и рискнём. Авось печка и справится, – рассказывает пекарь Иван Рочев, вываливая из чугунной формы на стол три буханки ароматного белого хлеба. Рядом его жена, Светлана Александровна, показывает где что в пекарне отваливается и что заделано.

 – Семейный подряд на селе – оптимальный вариант. Ещё и дети помогают. Все заняты, все при деле, так и работаем, – рассказывает Иван Рочев, освобождая очередную форму от хлеба. Дневная норма выпечки – 50-70 буханок.

В свободное от работы время Иван Григорьевич находит себя в поэтическом творчестве.

 – Где черпаете вдохновение для новых произведений? – спрашиваю у поэта-пекаря.

Наверное, в душной пекарне разговор о поэзии заходит впервые.

 – В прошлом году у меня родилась дочка. Маленькая девочка, можно сказать, стала источником вдохновения. А так пишу про природу, наш прекрасный родной край. Когда-нибудь, может, издам и сборник своих стихов. Но это пока мечты.

Вот вам, дорогой читатель, четверостишие от Ивана Рочева – скромного пекаря и поэта из посёлка Хонгурей:

Преданья, сказки тундры живы,
Пускай прошло немало лет,

И никогда они не лживы,
Добро несут и ясный свет.

Алексей ВОЛКОВ, фото автора

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий