Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
24 сентября 18:08
Воскресенье
Предложить новость

Свои чужие дети

Галина ТОРЦЕВА Выпуск № 27 (357) 11 сентября 2015 Территория детства

Журналист ВНАО на один вечер стал народным дружинником. И увидел, что детство порой – совсем не безоблачная и счастливая пора.

Малыш с окурком

Оперативная группа полицейских выехала на место по сигналу «Скорой помощи». Всё было даже печальнее, чем медики коротко обрисовали. На диване после оказанной фельдшером помощи похрапывал мужчина лет 25. За разорённым столом продолжалась пьяная перепалка двух мужчин и женщины. А по грязному полу, среди бутылок и банок с окурками ползал полуторагодовалый малыш.

– Так чей это ребёнок? – пришлось переспросить.

– Я тут ни при чём! – возмутилась дама бальзаковского возраста и, слегка пошатываясь, отправилась на кухню.

– Да его… Вень-ка при-вёл, – попытался внести ясность один из гостей. – Светка, иди, бу-ди сына.

Немного протрезвевший Вениамин сразу сообразил, в чём дело.

– Нет, ребёнок чужой. Подруга пошла на день рождения и попросила за её сынишкой присмотреть. Я согласился, что Мишка у нас побудет. С тех пор почти сутки прошли. Ума не приложу, где она бродит.

– Э! Брось! Кака! – закричала вдруг хозяйка квартиры. – И выхватила изо рта малыша «хапчик» от папиросы. – Вот навязался на мою голову. Мать ни еды, ни питья для него не оставила. Может, прикажете мне на свою пенсию мальца кормить?!

Выслушав, что полицейские увозят ребёнка в детское отделение окружной больницы и надо собрать его вещи, Венька пожал плечами:

– Да нечего собирать? Вот ползунки – уже сырые. И штаны с рубахой грязные. Везите. Потому что неизвестно, когда ещё Светка вернётся. Не звонит – и мобильный у неё «вне зоны».

– Женщину эту потом нашли, долго и серьёзно беседовали, привлекли к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, – вспоминает Алексей Тимиров, старший инспектор отдела по делам несовершеннолетних УМВД России по НАО. – Легкомысленная оказалась особа. Но когда до неё наконец дошло, что из детского отделения больницы малыша действительно могут передать в Дом ребёнка, очень расстроилась… Видимо, тот случай образумил её. Надеюсь, навсегда. Мы потом эту семью не раз навещали и убедились, что у Миши всё в порядке.

Когда бабушка отчаялась бороться

В этот день у Алексея Александровича Тимирова было плановое дежурство.

Необычное лишь тем, что к нему присоединилась журналист ВНАО, вызвавшись один вечер побыть народным дружинником.

– Случай с Мишей, конечно, неординарный. А вообще часто приходится изымать детей из семьи? – интересуюсь у инспектора.

– Не скажу, что очень часто, но, к сожалению, бывает, – вздыхает он. – Когда родители уходят в загулы, не в состоянии воспитывать детей, заботиться о них. Когда просто опасно оставлять ребёнка в доме, где царят антисанитария, агрессия или полное равнодушие к растущему человеку, который в результате оказывается предоставленным самому себе. Как говорится, «голодным, холодным» и способным без внимания и контроля на любые, в том числе противоправные, поступки. Это я имею в виду ребят постарше.

– А как узнаёте о таких семьях? – интересуюсь.

– Да обычно окружающие бьют тревогу или родственники, бабушки-дедушки, которые уже не в состоянии мириться и отчаялись бороться. Мы ведь постоянно на своих участках бываем, в семьях проводим профилактические беседы, с педагогическими коллективами держим связь, – поясняет Алексей Александрович.

Слабое звено

…На наш звонок по домофону ответили, не дослушав: «Заходите». Видимо, инспектора здесь узнают по голосу. Пока поднимались по лестнице, Алексей штрихами обрисовал: мама, папа и трое детей с большой разницей между младшими и старшим, для которого папа не родной. Старший был замечен в распитии спиртных напитков в компании совершеннолетних парней. Пропускал занятия в школе. Поставлен на профилактический учёт в отделе по делам несовершеннолетних.

В прихожую, куда с кухни проникал запах пирогов, вышли сразу трое: мама, младший мальчик и девочка. А потом и глава семейства возник в проёме комнаты, чтобы поздороваться. В общем, все оказались на месте, кроме того, ради кого Тимиров приехал.

– Да я его к своей маме отправила жить. Чтобы не подавал дурной пример младшим, – поясняла женщина. – Туда и езжайте.

– Мы, конечно, съездим. Но вы как мать в первую очередь несёте ответственность за сына. Давайте поговорим, как его дела, есть ли прогресс. Или всё остаётся по-прежнему?

– Да проходите, расскажу, – пригласила в комнату. – В школу 1 сентября пошёл, с девочкой стал дружить. Об остальном вы не хуже меня знаете. Пока вроде всё нормально. Но я всё равно настаиваю, чтобы он оставался у бабушки. Мне спокойнее за него и за младших.

Уже на улице высказываю Тимирову то, что чуть не слетело с языка в квартире:

– Выходит, старший сын – «слабое звено», которое подводит семейную команду. Поэтому отсылают с глаз долой. В доме уют, чистота, а подростку здесь места нет.

– Вы же знаете, что есть семьи, с виду благополучные, а на самом деле очень даже проблематичные, – ответил инспектор.

Не бей меня, папа

…Пару лет назад при встрече с одним из сотрудников органов внутренних дел учительница начальных классов с тревогой рассказала участковому инспектору о мальчике, который периодически приходит в школу со свежими синяками.

Семья была непьющая, считалась стабильной, а тут такое заявление. В ходе проверки выяснилось, что отец действительно очень жесток с девятилетним сыном, по любому поводу пускает в ход то брань, то кулаки. А когда жена пытается его остановить, обвиняет её, что не придерживается его методов воспитания: «Я тебе говорил: учи дитя, пока поперёк лавки лежит. Вырастет потребитель, сама наплачешься».

Так он реагировал на каждую детскую шалость, каждую «тройку», которых в дневнике становилось всё больше.

– Да какая учёба на ум пойдёт! – рассказывала участковому отчаявшаяся женщина. – Он его просто затравил, цепляется к любой мелочи, унижает. Гена даже во сне стал кричать-умолять: «Не бей меня, папа!».

– От родителей-садистов детей надо защищать. Иначе нежную детскую душу могут сломать – и вся жизнь наперекосяк пойдёт, – выражает свою позицию Алексей Тимиров, который за 13 лет работы в органах многого навидался, но жестокое обращение с детьми особенно не приемлет, защищал и защищать их будет.

Нет, он вовсе не является сторонником крайних мер – лишения родительских прав.

Потому что знает, как воспитанники детских домов и интернатов мечтают о встрече с родными, мамой и папой. Инспектор нередко общается с детьми, сызмальства познавшими, что такое социальное сиротство. И понимает трагичность судьбы многих из них. Но с другой стороны, разве легче жить с отцом, который применяет насилие?

… Кстати, в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, своевременного выявления фактов жестокого обращения с детьми, семейного неблагополучия у нас в округе ежегодно в несколько этапов проводится межведомственная профилактическая операция «Подросток».

Один дома

Пока ехали по очередному адресу, Алексей рассказывал, что не так давно на ночной улице прохожие обнаружили полураздетого пятилетнего мальчугана и привели в дежурную часть полиции. Потом выяснилось, что родители засиделись в гостях и ребёнок пошёл их искать. А ведь для некоторых молодых мам и пап это действительно норма – отправиться в гости, ресторан или на дискотеку, уложив малыша спать. Без опасения, что может проснуться, испугаться.

Тому малышу повезло, что встретил в пустынном городе неравнодушных людей. Только по причине малолетства вряд ли смог рассказать родителям, что пережил, какие думы и страхи его обуревали, прежде чем решился выйти ночью из квартиры. Один. И как бродил по улицам, пытаясь определить, куда они могли уйти. Как с ужасом понял, что в результате потерялся.

… Надо только осознать, что эти минуты, а точнее часы одиночества, для мальчика бесследно не пройдут. И как-то смягчить «удар».

У многих нарьянмарцев свежа в памяти и другая не менее поучительная история, когда трёхлетняя малышка выпала из окна третьего этажа. Стала жертвой родительской беспечности.

Мама девочки потом оправдывалась, что, отправляясь в сауну с друзьями, хотела было взять дочку с собой. Да только та уснула. Как потом оказалось, проспала лишь считанные минуты. А проснувшись и поняв, что осталась дома одна, поздно ночью вышла на балкон (видимо, посмотреть, где её мама) и свалилась вниз. От удара о цемент её спасло чудо. И от других травм и увечий тоже. Она встала и пошла к автобусной остановке, видимо, припоминая их с мамой маршрут. И здесь ей, «родившейся в рубашке», повезло второй раз. Водитель такси обратил внимание на необычного для этого времени суток пешехода и забил тревогу. Вызвал «скорую помощь», сообщил по рации другим таксистам о случившемся: мало ли кто будет искать. На часах было около трёх ночи.

… Что гонит родителей ночью от собственных детей – это, наверно, для многих загадка. На самом деле просто невероятно, сколько несчастных случаев в целом по России происходит по вине ищущих развлечений вне дома пап и мам. Когда за разговорами и стаканом вина о ребёнке просто забывают.

Так что сами разбирайтесь

Дверь квартиры многоэтажной новостройки открыл весьма обрюзгший мужчина под хмельком и, увидев человека в форме, с порога спросил:

– Так что он ещё натворил?

На этом его интерес к произошедшему с сыном как-то сразу угас. Только что оживлённый отец подростка моментально сник, тяжело сел на скамейку в тамбуре и поставил точку в ещё не начатом разговоре:

– В дом не заходите. Жена спит. А Ванька у тёщи живёт. Так что сами разбирайтесь.

– Быть может, желаете поехать с нами? – предложил Алексей Тимиров. – Вместе побеседуем с Ваней. Выслушаем его. Важно, чтобы при таких разговорах присутствовали родители.

– Пусть при бабке говорит. Сейчас она его воспитывает.

… Иван оказался уменьшенной копией своего отца. И внешне, и по манере поведения. Но попытки свернуть разговор моментально пресекла бабушка:

– Умей ответить за свои поступки. Что у вас произошло? Почему ты этого парня избил? Говори, иначе пойдёшь жить к родителям.

Видимо, именно эта перспектива Ивана насторожила, и он начал свой сбивчивый рассказ. О давней обиде, о том, что сначала сбил с ног, а потом ещё пару раз «врезал». А может, больше... Нет, по голове не бил. Не помнит такого.

Позже, когда подросток расписался в объяснительной, что «с его слов записано верно», а бабушка письменно удостоверила, что присутствовала при беседе с несовершеннолетним и подтвердила, что они непременно явятся по повестке в отдел, состоялась другая беседа, уже без Вани.

– Вообще-то он у меня главный помощник, смотрите, сколько картошки сегодня выкопал, – указала на ящики с богатым урожаем. – Вот, говорят, драчливый. Но что вы хотите, если рядом такой отец? Он ведь в молодости отбывал наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью своего собутыльника.

Меня очень тревожит, чтобы в будущем Ваня не начал пить. Отец как-то предложил ему выпить водки. И потом долго смеялся над тем, что мальчишка опьянел. Забавлялся, наверно. Я пока жива, всё сделаю, чтобы внук не повторил судьбу отца.

Презент за пиво

Банка пива в руках гуляющего по улицам подростка – не такая уж редкость. И ничто его не сдерживает: ни просьбы мамы, ни беседы с инспекторами, ни лекции учителей, медиков…

Как спиртное появляется в несовершеннолетней среде, далеко не секрет.

В магазинах продажа спиртного лицам до 18 лет запрещена федеральным законом. Хотя попробуй, определи возраст нынешних акселератов на глазок. И всё же основная масса продавцов стоит начеку. Каждый из нас не раз был свидетелем того, как отказывали юному созданию того или иного пола в выдаче требуемого товара.

Только тут на выручку подросткам стали приходить взрослые дяди. В основном, из числа тех, кто жаждет выпить или опохмелиться. И не задумывается о том, что совершает противоправные действия, что вредит молодёжи.

Своеобразный бизнес получился. Он подростам покупает вино, пиво или сигареты, а они ему добавляют денежку или просто отдают бутылку пива.

– Это часто происходит на глазах у других людей, – говорит Алексей Тимиров. – А потому хочу обратиться со страниц газеты ко всем гражданам, чтобы не проходили мимо, пресекали такие факты. Иначе нам с этой бедой не справиться.

На учёте сыновья и мама

– Да хозяйка на дежурстве, а парни, наверное, гуляют, – пояснил нам сосед, увидев, что никто не реагирует на стук в дверь.

– Жаль. Мне как раз они очень нужны. Если будет возможность, передайте, пожалуйста, что я завтра зайду примерно в это же время, – попросил Тимиров.

…В этой квартире живёт семья, где мама одна растит двоих сыновей. Да то ли времени у неё на воспитание не хватает, то ли сил, то ли желания, но связались ребята с дурной компанией, стали заниматься кражами, были замечены в пьяных компаниях. Да и сама мама с «зелёным змием» крепко подружилась. В результате потеряла работу, опустилась.

В общем, и сыновей, и маму поставили на учёт в УМВД. Их – за совершение противоправных действий. Её – за ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних и отрицательное влияние на поведение детей.

На последней августовской окружной педагогической конференции прозвучало, что на профилактическом учёте в отделе по делам несовершеннолетних состоит 85 подростков, из них 77 – школьники, городские и сельские.

Более 50 детей доставляется ежегодно в полицию за совершение административных правонарушений. В период с 2011 по 2014 год преступления совершили 198 несовершеннолетних. Среди этих преступлений – тяжкие, особо тяжкие и связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Так что органам внутренних дел и инспекции по делам несовершеннолетних работы хватает.

Но и эти не чужие

– Наверное, главная сложность вашей работы в том, что постоянно имеете дело с негативом? С проблемами чужих детей? – задаю последний вопрос Алексею Тимирову.

– Своих детей у меня пока нет. Но и эти, наши подопечные, не чужие, – отвечает он.

И, увидев инспектора в работе, я ему верю.

Галина ТОРЦЕВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (13 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий