Святая к музыке любовь

Аватар пользователя vnao

Талисман из Германии

Есть в доме Козицыных игрушка, которой столько же лет, сколько старшей дочери. Это большой плюшевый медведь, которого подарили своему руководителю участники хора русской песни при Доме офицеров в Восточном ещё Берлине. Этот коллектив военнослужащий и профессиональный музыкант Юрий Козицын создал по образцу своего любимого Северного хора во время срочной службы в Германии. За хор и два ансамбля он даже получил грамоту от Министра обороны Малиновского.

…О чём ему говорили в день рождения его дочки хористы, Юрий Васильевич в точности не помнит. Но ощущение всеобщего праздника до сих пор сохранилось: как радовался он, что в далёком заполярном Нарьян-Маре появился на свет их с Капитолиной Николаевной первенец – Леночка.

С этим симпатичным медвежонком выросли сначала дети, потом внуки четы Козицыных. Он «сопровождал» их в дни важных решений, концертов и конкурсов, больших и малых испытаний. Стал свидетелем истории их семьи. И по праву обрёл новое звание – «талисман».

– Вид у него, конечно, не тот, что раньше. И «рычать» перестал, – шутит Юрий Васильевич. – Но когда нас будут переселять, с собой в новую квартиру обязательно возьмём.

Паренёк с гармошкой, поиграй немножко

Юрий рос в небольшой деревеньке Тясовица под Котласом. В тех краях, где гармонь звучала повсеместно – и в будни, и в праздники. Поднимала дух народа в тяжёлые военные годы. Глядя на взрослых, мальчик стал самостоятельно осваивать музыкальный инструмент. И со временем оказалось, что без особого труда может подобрать любую мелодию. Видимо, тонкий слух достался ему в наследство от мамы, которая пела не только задушевно, но и очень чисто.

В сольвычегодской средней школе он с таким же успехом самостоятельно научился играть на баяне. Поворотным в его судьбе стал областной смотр художественной самодеятельности, посвящённый 40-летию Октябрьской революции. Тогда, в 1957 году, в Архангельске, юноша впервые услышал профессиональных музыкантов и понял, что такое настоящая музыка. Решение было принято за считанные часы – окончательное и бесповоротное: он будет поступать в музыкальное училище. Времени до вступительных экзаменов оставалось совсем мало, разъезжать туда-сюда было некогда – и он попросил родителей срочно выслать документы.

Я не знал, что такое сольфеджио…

Просматривая на стенде в музучилище расписание предстоящих экзаменов, абитуриент Козицын понял, что ему предстоит пройти испытание по двум дисциплинам: баян и…сольфеджио. Второе слово на тот момент было для него тайной за семью печатями, и он решил уточнить у ребят, что это такое.

Вчерашние ученики музыкальных школ не могли скрыть изумления, когда услышали в храме искусств столь неожиданный вопрос, но охотно пояснили, что музыкальный термин «сольфеджио» произошёл от названия музыкальных нот «соль» и «фа». Чем ещё больше озадачили юношу: в то время Юрий Козицын не знал ни одной ноты. А играл, как и другие его земляки-самородки, по наитию, как душа подсказывала.

И всё же он отбросил все сомнения и предстал перед комиссией с одним из своих «коронных» номеров. Сыграл вальс Арама Хачатуряна к драме Лермонтова «Маскарад». Который, как выяснила проницательная комиссия, учил не по нотам, а подобрал на слух.

– Навалял, конечно, – вспоминает теперь с улыбкой. – Но постарался ответить на вопросы, выполнить другие задания. И был просто счастлив, когда узнал, что зачислен.

… Уже на втором и третьем курсах студент Архангельского музыкального училища Юрий Козицын получал поощрения от руководства учебного заведения, играл в знаменитом ансамбле «Сиверко». И закончил училище с отличием – по специальности «баян» и «дирижирование».

И думать не додумался, что встречу я тебя.

Одногруппницу Капитолину Сорокину он выделил среди других девушек с первого курса. Она была на год моложе, блестяще окончила музыкальную школу в Северодвинске, и в училище отличалась не только большим трудолюбием, но и внутренним обаянием, скромностью. Они стали дружить. И в какой-то момент Юра понял, что рядом с ней, как говорил поэт, ему «не надо света».

Но всю глубину своих чувств молодой человек осознал в дни разлуки на летние каникулы. Казалось бы, рядом были отец и мама. Но куда бы ни шёл, что бы ни делал, везде его сопровождал нежный образ Капитолины. И слова из вальса «В городском саду»:

«Прошёл чуть не полмира я

С такой, как ты, не встретился

И думать не додумался,

Что встречу я тебя».

Вот тогда он понял, что это любовь. Настоящая, на всю жизнь. И не ошибся.

После окончания училища молодым специалистам дали распределение в разные школы: ей – в Нарьян-Марскую, ему – в Коношскую. В тот период музыкальные школы открывались по всей области, специалистов катастрофически не хватало, поэтому направлять двоих в одну считалось непозволительной роскошью. Даже их планы о создании семьи не приняли во внимание. А это означало разлуку на целых три года.

И всё-таки Юрию Васильевичу удалось убедить руководство областного управления культуры сделать так называемый обмен при следующем распределении молодых специалистов. В начале нового учебного года он был принят в педколлектив, где работала его любимая…Теперь уже – жена: в летние каникулы 1962 года Юрий, как и положено, попросил руки избранницы у её родителей – и они с Капитолиной Николаевной поженились. А осенью им всё же пришлось расстаться теперь уже по-настоящему, на три года – молодого супруга призвали на службу в армию. К тому времени уже стало известно, что у них будет ребёнок.

Музыка в наследство

Юрий Васильевич привёз из Германии не только подарки для жены и дочки, но и контрабас. Ему, как и супруге, хотелось постоянно совершенствоваться, осваивать новые музыкальные инструменты, развиваться самому и передавать знания ученикам. Вместе с коллегами из музыкальной школы они несли в молодом Нарьян-Маре культуру в массы: собирали на открытые академические концерты всё новых и новых поклонников музыки. С лучшими произведениями русской и зарубежной классики там выступали не только юные музыканты, но и их преподаватели. В том числе дуэт баянистов Капитолины и Юрия Козицыных.

– Мы никогда не говорили собственным детям, а потом внукам слова: «Любите музыку». Не настаивали на том, чтобы поступали в музыкальную школу. Это был их выбор, возможно, потому, что они росли в атмосфере гармонии звуков, – раскрывает один из секретов воспитания Юрий Козицын.

Все их трое детей – Елена, Михаил и Алексей – окончили музыкальную школу. И все четверо внуков учились в школах искусств – Нарьян-Мара и Северодвинска. И пусть кто-то из них не стал профессиональным музыкантом, но они сами признают, что стали духовно богаче, мир воспринимают в иных красках, чувствуют, где настоящее искусство, а где подделка. Не случайно же дочка Елены Мария Калашникова стала известным специалистом в салонах красоты Санкт-Петербурга. Ведь занятие стилиста-визажиста – раскрывать естественное обаяние женщин.

– Вторая наша внучка, Ксения, закончила университет аэрокосмического приборостроения в Санкт-Петербурге. Иван учится на втором курсе знаменитого политеха, изучает транспорт специального назначения. Старший внук Илья стал востребованным программистом, – перечисляет дед успехи юного поколения. – Всё это области, далёкие от музыки. Но в том-то и дело, что ребята прекрасно разбираются в искусстве. Мы рады, что сумели передать им в наследство свою любовь.

Кстати, сын Михаил тоже реализовал себя в профессии, далёкой от музыки. После окончания Ленинградского ветеринарного института он вернулся на родину и трудится на благо родного округа. А вот его брат и сестра преподают сегодня в Нарьян-Марской детской школе искусств. Там, где совсем недавно работали их родители.

20 лет у руля

После того, как школу покинула талантливый педагог и директор Тамара Дмитриевна Попова, возглавить учебное заведение предложили Юрию Васильевичу. Образование и опыт у него имелись, да и непростое хозяйство с чувствительными к перепадам температуры музыкальными инструментами и кочегаркой требовало мужского присмотра.

– Приходилось всё совмещать – и учебный процесс, и столярно-слесарные работы, и контроль за кочегарами, которые в праздники по обыкновению сбивались с трудового ритма, а потому мне самому приходилось заступать на дежурство, долбить уголь, – вспоминает Юрий Васильевич и тут же оговаривается: – Да все руководители тогда так жили.

В организации учебно-воспитательного процесса за 20 лет его руководства школа сделала большой рывок. Когда в 1969-м Юрий Васильевич приступил к своим обязанностям, преподавателей там было лишь восемь, а на двух отделениях (фортепиано и баян) занималось около ста ребят. Со временем были открыты новые классы – гитары, скрипки, домры, балалайки, духовых и ударных инструментов. Количество учеников выросло более чем в четыре раза. В педколлектив пришли талантливые специалисты, стали возвращаться и выпускники.

– Я рад сегодняшним успехам своих коллег, в мыслях всегда с ними. Как и с ансамблями «Югыд шонды» и «Северянна», которые стали для меня по-настоящему родными. Всем благодарен за годы совместного труда, – говорит Юрий Васильевич.

О скрипке, Когане и Паганини

Каждый вечер после 17 часов старшие Козицыны размещаются в креслах перед телевизором и включают любимый телеканал «Культура».

– Вот где можно насладиться классической музыкой, – не скрывает эмоций Капитолина Николаевна. – Последние четыре дня с удовольствием смотрим программы, посвящённые 90-летнему юбилею великого музыканта Леонида Когана.

– Кстати, если говорить о связи времён и поколений, то посетивший Нарьян-Мар Дмитрий Коган – это внук Леонида Когана, – напоминает Юрий Васильевич. – Леонид Борисович был непревзойдённым исполнителем сочинений Паганини, именно он озвучил скрипку гения в фильме «Николло Паганини».

– Мы оба баянисты, но к скрипке относимся с особым трепетом, – продолжает разговор Капитолина Николаевна.

– Скорее всего, потому, что у скрипки в звучании столько красок, глубины и выразительности, что ни один инструмент с ней сравниться не может. Только человеческий голос, – поясняет Юрий Васильевич. – Мы всегда мечтали, чтобы в нашем доме заиграла скрипка. И это двадцать лет назад произошло.

Когда комиссия плачет

Юрий Васильевич и Капитолина Николаевна в третий раз стали родителями, когда их возраст приблизился к 45-и. Дочь Елена уже отметила 21-й день рождения, когда родился Алёша. А на следующий год Лена сама стала мамой. Так что дядя Лёша и его племянник Илья вместе осваивали мир музыки.

Именно Алексею удалось воплотить мечту родителей о скрипке. Он попал в класс талантливого педагога Любови Павловны Трипук. А когда она переехала в другой город, Лёша поступил в школу для одарённых детей с углублённым изучением предметов музыкально-художественного профиля при Петрозаводской консерватории. После окончания консерватории Алексей вернулся в родной Нарьян-Мар, имея дипломы Московской консерватории и Гнесинки.

– Преподаватели с детства отмечали проникновенный звук скрипки Алёши, особенно в тягучих, кантиленных произведениях, – делится впечатлениями его сестра Елена. – Настолько точно он слышит и интонирует музыку. Иногда наблюдаю за залом – и вижу, что зрители плачут. А однажды даже кто-то из членов конкурсной комиссии так прослезился, что это невозможно было скрыть.

В Нарьян-Маре Алексею не хватает лишь одного – концертной деятельности и концертных площадок. Он ведь может солировать в камерных ансамблях, играть в симфонических оркестрах, и не только на скрипке, но и на альте. Елена и Алексей решили хотя бы частично восполнить этот пробел и создали замечательный дуэт «Вдохновение» – скрипка и рояль.

Теперь их домашнюю коллекцию пополнили новые награды, в том числе международные.

… – Вы можете назвать себя счастливым человеком? – задаю вопрос Юрию Васильевичу накануне его 75-летнего юбилея.

– У меня замечательные дети и внуки. Необыкновенная жена, с которой мы вместе уже 52 года. Нас всех объединяет единое духовное начало, общие интересы. Святая к музыке любовь. … Мне повезло с коллегами, единомышленниками. Я абсолютно счастливый человек.

С юбилеем вас, Юрий Васильевич!

Галина ТОРЦЕВА
Фото автора и из семейного архива

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (2 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий