Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
25 ноября 11:42
Суббота
Предложить новость

Территория сильных

Владимир КИСЕЛЕВ Выпуск № 4 (376) 5 февраля 2016 Точка на карте

«Друзья! Всем горячий привет с берега Карского моря…», – так начинал письма, естественно, электронные, из завьюженной Усть-Кары Валерий Кудрявцев.

В минувшем году московская компания «Промкапстрой» заканчивала в посёлке строительство детского сада, двух жилых четырёхквартирных домов и гаража для муниципальной техники. Вместе со строителями попеременно, а когда и оба, здесь работали гендиректор Роман Мороз и его заместитель Валерий Кудрявцев. Одна из командировок затянулась для зама на 50 дней. Тогда, долгими зимними вечерами, и начал он писать о жизни тундрового посёлка, угнездившегося на берегу студёного моря, сопровождая рассказанное им же сделанными снимками.

По сути, получился дневник. Для посторонних глаз он не предназначался, и в редакцию ВНАО записки попали в общем-то случайно. Однако нам они показались интересными. Выдержки из них, с любезного разрешения Валерия Васильевича, и публикуем.

С крыши – на санках

В Усть-Кару прилетели с четвёртой попытки — непогода... Сюда, на берег Карского моря, трудно попасть, но ещё труднее выбраться. Если в Усть-Каре ясно, то в Нарьян-Маре туман, либо валит снег, вертолёты на приколе. А откроют столичный аэропорт, здесь закрутит-завертит. Но наконец-то сегодня вечером в чистом небе прямо над головой Полярная звезда. Куда ни ходи – везде север!

Сугробы в посёлке намело по крыши домов. Дети катаются на санках от печных труб. Мороз под сорок, а им хоть бы что, привычные.

Как стать «матрёшкой»

Нормальная погода продержалась всего сутки, потом снова задуло. Да как! Ветер вырвал из рук пакет с фотографиями, которые привёз раздать местным — снимал в прошлый приезд. Долго искал их в пургу с фонарём в снежной круговерти. Не нашёл, расстроился, а утром мне принесли пакет с другого конца посёлка. Только щёки, получается, зря обморозил. Вот же лох! Сколько по северам мотаюсь, и на тебе, умудрился. Местные успокаивают: да не расстраивайся, бывает, мы тоже обмораживаемся. Надавали  советов, как лучше уберегаться. Стало веселее. Люди здесь замечательные!

А щёки стали красными, будто свёклой натёр. Таких в Каре называют «матрёшками». Мне нравится...

Варежки для зайчика

Пуржит, не переставая. Однако народ по избам не отсиживается, жизнь течёт своим чередом. Вчера маленькой Анечке дали 500 рублей на новые варежки. Она пошла в сельпо, а деньги положила в старую дырявую руковичку. Деньги для ребёнка немалые, по пути часто смотрела – на месте ли? У самого порога лавки их ветром и унесло...

Дома успокоили: на твои денежки зай-чик или медвежонок варежки купит. Не плачь, доченька!

Малышей в посёлке мамочки возят в колясках на лыжах. В полярную ночь ещё приспосабливают себе на лоб фонарик: и чадо видно, и дорогу.

Пёс-строитель

Метель утихла, но пришли крепкие морозы. Даже псы молчат. И во-от такущая луна.... Прежде чем выйти на улицу, мажу щёки нерпичьим жиром. Остальные строители – тоже.

Нас, строителей, тринадцать. Это вместе с собакой Лапарём, от слова «лапа». Пёс серьёзный, один идёт на медведя. И строительный стаж у него уже солидный.  Прибился, как только мы начали работать в Усть-Каре, да и прижился.

Любимая его забава – сзади лихо снять у рабочего рукавицу. Потом к себе не подпускает, ждёт, чтоб догоняли. А ты его и просишь, и ругаешь — не отдаёт. Но держит рукавицу в пасти ровно столько, чтоб тебе не обморозиться. Затем положит её на возвышенность и отбегает. Тут его и хвалят... С обеда вкусненького несут, он и по помойкам ходить разучился. А как скучал, когда ребята на Рождество домой улетели. Места не находил, даже внешний вид изменился…

На день ВДВ Лапарю сшили бронежилет из утеплителя, и он гордо бегал по посёлку. Все собаки в округе его уважают. Ещё бы, пёс-строитель! Лапарь обожает поливитамины. Делимся с ним, не жадничаем.

С удовольствием едим оленину и вкуснейшего омуля. Хотя рыбы, жалуются устькарцы, мало: осенью в губу приходило большое стадо белух, подъели омуля чуть не подчистую. Хлеб в посёлке пекут чудесный, он горячий и высокий!

Не хуже, чем в городах

Заканчиваем детский садик «Пунушка». Так называют детёнышей пуночки – белого полярного воробушка. Планируем через месяц пригласить на новоселье 80 малышей. Их старый и тесный деревянный детсад своё отслужил. Построили взамен просторный двухэтажный. Сейчас монтируем станцию биоочистки сточных вод и собираем мебель, которую привозят партиями из Воркуты. В здании тепло, плюс 22, уютно и добротно. Не хуже, чем в больших городах. Есть всё, кроме бассейна. 

Без соплей!

Природа взяла тайм-аут. Солнечно, тихо и всего минус 19. Светлого времени почти восемь часов! Движение в посёлке нешуточное: носятся снегоходы, на закованной ледовым панцирем Карской губе чёрными точками снуют рыбаки, ставят и проверяют рюжи. Воздух такой, будто им вовсе даже и не дышишь, а пьёшь его – густой и идеально чистый. Тут живут без соплей.

А в Москве, знаю из телевизора, сейчас слякотно. У вас на Большой земле вообще слякотно. Так что берегите себя, и, пожалуйста, без соплей!

Айсберги в бочке

Заборов в Усть-Каре нет, дворы не огорожены, живут нараспашку. Но есть четыре улицы. На главной, Центральной, находятся сельсовет и клуб. Она упирается в морской берег и плавно переходит в Морскую. Следующая — Тундровая, сразу за ней начинается тундра. И – Озерная, ведёт к озеру.

Вода в посёлке со всех сторон. По улицам проложены высокие деревянные мостки, чтобы в распутицу (здесь говорят — распуту) не утонуть, да и летом под ногами не хлюпало. Однако с чистой питьевой водой — проблема. Жителям приходится брать её из озера. Сейчас оно промёрзло до дна. Лёд колют пешней, затем глыбы грузят на сани и везут в избу. Там он начинает таять, и в бочке можно увидеть настоящие айсберги. Чудеса!

На фактории

Воскресенье, выходной, кто где: детвора – на горках, мужики – на тони с сетями, а хозяйки – на фактории. В Усть-Каре так называют базу оленеводческого колхоза «Красный Октябрь». Когда-то его центральная усадьба находилась в посёлке, потом контора перебазировалась в Воркуту, а в Усть-Каре осталась фактория. Для селян это место, где что-то покупаешь или меняешь. Допустим, у тебя есть оленина, мех, рыба, но нет соли и муки. Вали на факторию! Тем более в воскресенье магазин местного потребсоюза закрыт на большой амбарный замок.

Факторщик – профессия у нас настолько редкая, что и термин настоящий не придумали. Американцы, осваивающие Дикий Запад, называли так комиссионеров, посредников (commission agent). А по-русски — это скорее полярный коробейник. Обидно, что они остались в стороне от летописцев деяний покорителей северных просторов…

Зашёл в амбар и я. Сгущёнка — 140 рэ банка, курево — столько же за пачку. Хлеб – 32. Тяжело с овощами и фруктами – их нет...

Хозяин территории у фактории — огромный пёс Полюс.  А самый злой в  посёлке пёс – Пират. Я-то думал, что один ему не по духу. Ан, нет! Вчера Денису, нашему коку-провиантмейстеру из Воркуты, штаны порвал. Но к детям – лапушка. Правда, застукал Пирата за тем, что грыз детскую лопатку. Зубы точил. У сердитых собак они должны быть особенно острыми, чтобы сподручнее было штаны добрым людям рвать.

Крест на утёсе

Пошёл на лёд реки. Там ненец Николай ловит в проруби навагу и сайку. Одолжил ему блесну – лов стал интенсивнее.

Разговорились. Оказалось, у него остановился, приехав в посёлок по делам, наш давний знакомый Коля Ванукан. Навестил и его. Угостили тала — национальным кушаньем северных народов из сырой рыбы. Тонко нарезали гольца, добавили репчатый лук. Посолили, поперчили, залили уксусом, перемешали. Через 20 минут пригласили отведать. Очень вкусно!

Дом Ванукана стоит вверх по реке Кара в распадке — узкой долине, прорезающей кряж Пай-Хой. От посёлка километров 60, рядом с горой Тохорейседа. Зимой туда можно добраться на снегоходе. Летом Николай выгребает против течения на вёсельной лодке. У него мы брали материал для изготовления поклонного креста, когда два года назад спускались по реке Кара. Она течёт с востока на запад, а в этом месте круто поворачивает на север. Поставили крест в излучине на высоком утёсе, издалека видно. Места тут суровые, безлюдные, разве только изредка можно встретить чумы временных стоянок оленеводов. И углядев крест, путник понимает: скоро посёлок, а там люди, тёплый кров. Крест придаёт силу и укрепляет веру.

Пригласил Колю в строящийся детсад. Пусть краски возьмёт, больно его дом-балок внутри закопчённый.

Имейте любовь друг к другу

«Дядь, а конфетка есть?» И так неловко становится... Спички и курево в кармане, а леденца – нет. Да, истину говорит ребятня: не то ношу с собой. Как это трогательно. И как о многом заставляет задуматься. Решено, отныне конфеты — обязательно.

Мир вам и покой! Живите с Богом!

Великий пост в этом году (2015-м. – Ред.) начинается 23 февраля. А сегодня широкая масленица и прощённое воскресенье. Прошу, друзья, у вас прощения, если что не так!

На ужин повар Денис готовит блины. Местные, как и повсюду на Руси, тоже пекут блины, но всё же больше рыбники – пироги с омулем. А у нас к блинам есть джем, сгущённое молоко, топлёное масло и солёный голец. Приглашаем в гости!

По пути из Москвы в Усть-Кару и обратно, я, по возможности, встречаюсь в Нарьян-Маре с епископом Иаковым. «Имейте любовь друг к другу, – наставляет владыка. – Если кто-то сделает что-то неправильное, простите. Всегда относитесь к другим с терпением и любовью. Мы должны любить даже тех, кто причинил нам величайший вред. Войти в рай можно только с любовью! Давайте не будем суровыми, но всегда станем иметь в виду, что другой человек имеет тот же путь назначения, что и мы».

Прошу его молитв.

Как Умка конфетами полакомился

Друзья, вы говорите, что воспринимаете мои письма, «будто весточки из настоящего мира, а не пластмассового, как в большом городе». Не скрою, мне приятно. И – продолжаю.

Наш генеральный, Роман Марьянович Мороз, решил сделать для ребятишек, которым скоро предстоит обживать «Пунушку», подарок. Договорился в Нарьян-Маре с художником Виктором Обидиным (по совместительству — атаман казачьего объединения «Станица Пустозерская»), тот прилетел в Усть-Кару и нарисовал на стене детсада большое панно с бурым и белым медведями в центре.

Мог бы рассказать вам ненецкую сказку и про этих близких родственников, она интересная и весьма поучительная, но лучше поведаю быль. 

Визитом белого медведя в Усть-Каре никого не удивишь. У меня даже есть видеоролик хорошего качества, снятый нашими ребятами прошлым летом. Тогда в посёлок пожаловал не взрослый зверь, хозяин Арктики, а Умка — ребёнок, года два от роду. Чистый такой, упитанный. Сытый был, миролюбивый, только травку ел.

Псы загнали полярного медвежонка на здоровенную кучу песка, доставленного морем для строительства. Скатившись с неё кубарем, он потрусил по берегу реки  в сторону Хальмерсаля  (мыс Покойников), там мощный утёс и поселковое кладбище. По пути заглянул в окошко рыбацкой избушки Васи Хозяинова. И учуял на столе много чего вкусного: и хлеб, и голец, но главное — конфеты! Даже взрослые мишки очень любят сладости. А тут Умка. Малыш попытался влезть в окно — маловато... Покрутился вокруг, да и снёс стену избушки. Сгрёб лапой конфеты, оставив на столешнице глубокие следы когтей, как расписку в получении. Остальное не тронул. И дальше подался...

Василий зла на Умку не держит, понимает: не просто так напроказничал медвежонок, уж больно полакомиться захотелось, вот и не сдержался.

Мы помогли рыбаку отремонтировать избу. А если вам нравятся белые медведи, то перечислите, кто сколько может, в Фонд дикой природы на их защиту и сохранение. Медведей-сладкоежек в дикой природе осталось немного.

Земля Саши

В этих местах, похоже, совсем не интересуются тем, что происходит в далёких странах и чужих землях. Ну, сходит мир с ума, где-то разрешили однополые браки, придумали ювенальную юстицию — им-то какая печаль? А вот куда ушёл омуль, какого цвета было заходящее солнце (это позволяет определить завтрашнюю погоду), достойно обсуждения. У людей свои заботы и проблемы, ими и живут.

На улице встретил оленевода Александра. Он расказал, что давеча в тундре на стадо напали полярные волки. Стая убила пять оленей. Охотились волки грамотно, загоняли оленей в овраг…

 – Собаки у нас неважные, – посетовал пастух.

 – Саш, скажи, а как без компаса и GPS в тундре-то? Как в непогоду ориентируетесь? – спрашиваю.

Смеётся…

 – Ну, если заблудился и метёт, и видимости – ноль, тогда как? – не унимаюсь.

 – Копаю снег до травы и смотрю, куда она склонилась. Первая метель в этом году у нас была с северо-востока, значит, трава наклонена на юго-запад. Вот и определился, в какой стороне стойбище. Иду, иду, сопка знакомая, потом собаки лают, и прихожу к чуму.

В конце-концов я понял, что веками ходят в тундре стада по местам, где всё всем известно — и человеку, и олешкам. А ещё скажу вам, друзья, не оленевод пасёт оленей, а они ведут за собой хозяина, совершая извечный круг. Каждому стаду с давних времён определены свои ягельные угодья. Там они и пасутся, не мешают другим, не ходят поперёк чужой тропы. Если посмотреть на карту, то от предгорий Полярного Урала, где сейчас зимует и готовит снаряжение основная масса оленеводов Большеземельской тундры со стадами (там лес, укрывающий от непогоды!), то с юга на север, до нашего посёлка, проложены такие узкие ленточки. Одна из них – это и есть земля Саши и его оленей. Здесь он полноправный хозяин, знает всё досконально. Он любит свою землю, а тундра-кормилица отвечает взаимностью. А всё, что происходит за рекой, горой, а тем более за горизонтом – это не его жизнь!

По заветам великого самоеда

Ловлю себя на мысли, что Усть-Кара – будто передовая. Здесь вечный бой! Бесконечное противостояние стихии.Затяжные сильные морозы, густые снегопады, лютый норд, пурга. Потом короткое затишье. И снова: мороз, снег, ледяной ветер. Клянусь, устали от его воя! Понимаю поэтов, ветер у них — зверь... Как все в Усть-Каре соскучились по солнцу и тишине, как ждут весну! И я – не исключение.

Детишки загодя готовят куколки-мартинки. В марте их вывешивают в тундре на веточки кустарника-ивняка, как мы игрушки на новогоднюю ёлку. Весна видит, что её зовут, привечают и, к общей радости, приходит.

… Когда тебя спрашивают, кто ты такой, можно показать паспорт. Если спросить, кто он такой, у народа, то он, как документ, предъявляет СВОЕГО. На вопрос «Какой ты народ? Кто ты?», ненцы расскажут о Тыко Вылке. «Никогда не плачьте, знайте: суровая земля слабых не любит». «Будьте крепкими, как Север!» Это слова Тыко Вылки.

И сейчас я вторю великому самоеду: Усть-Кара – территория сильных!

Подготовил Владимир КИСЕЛЕВ, фото Валерия КУДРЯВЦЕВА

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (4 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий