Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
23 сентября 06:06
Суббота
Предложить новость

В одном строю с прадедом

Андрей ТОРОПОВГалина ТОРЦЕВА Выпуск № 15 (303) 17 мая 2014 Помним

С каждым годом всё масштабнее становится акция «Парад победителей». Всё больше людей идут 9 мая в праздничных колоннах с фотографиями дедов и прадедов, отстоявших нашу Победу.

История этих семей достойна не газетных строк, а романа, думалось после бесед с земляками – участниками акции «Парад победителей», которые прошли 9 мая по улице Смидовича с фотографиями своих родных. Тех, кто встал на защиту Родины в грозные сороковые, кто навсегда остался на полях сражений, кто вернулся домой и строил мирную жизнь. 

Впрочем, каждый, кто по традиции приходит в этот святой День к обелиску Победы, имеет свою Память. И ветераны войны, которых в НАО осталось совсем немного. И вдовы, дети войны, труженики тыла. И чья-то уже седая дочь, которая, возлагая цветы, украдкой смахивает слёзы. И чей-то правнук, который с волнением принимает вахту памяти. Возможно, именно этот день даёт нам возможность оглянуться назад и ещё острее понять, какая она, цена Победы.

На фронт с сыновьями

Александру Ивановичу Ляпунову, ныне настоятелю Старообрядческой Поморской общины Нарьян-Мара, было пять месяцев от роду, когда в ноябре 41-го семья провожала на войну сразу двоих мужчин – его отца Ивана и деда Акима Гавриловича. Он, конечно, не понимал, что тогда происходило в их доме. Не помнит, как отец поднял его на руки и поцеловал в последний раз. Как прощался со всеми дед. Но ощущение потери с тех пор осталось.

Бабушка Василиса Семёновна была не в силах перечить мужу, когда тот, шестидесятилетний, имеющий ранения участник Гражданской войны, отказался от брони и решительно заявил, что вместе с сыновьями будет бить фашистов. С тех пор, как был призван на фронт сначала старший сын Иосиф, а за ним Киприян – двое из шести их сыновей, её материнское сердце тоже не знало покоя. Когда очередь дошла до третьего, Ивана, отец и принял решение идти на защиту Отечества вместе с сыном.

Молодая жена Ивана, Варвара Семёновна, довезла мужа и свёкра на лошадях до деревни Бедовое, где навсегда и распрощались. Возвращаясь домой, к двум малолетним детям, вспоминала о самых светлых мгновениях недолгой совместной жизни. О том, как познакомились на рыбучастке в Носовой, куда она, четырнадцатилетняя, приехала работать из Окунева Носа, а Иван – из Усть-Цильмы. Как вместо денег за тяжёлый труд получали муку и отправляли родителям, чтобы помочь большим семьям. Как Иван строил их дом, в котором ей теперь поднимать ребятишек.

Отец и сын Ляпуновы попали в самое пекло битвы за Ленинград. Обо всех подробностях Александру потом расскажет их однополчанин. О том, что зачислили их в один расчёт: Аким Гаврилович был опытным пулемётчиком, Иван – ловким помощником, подающим снаряды. Так и работали в паре. А бои за город на Неве на Синявинских высотах шли жесточайшие. 19 сентября 1942 года, почти через год, как покинул свой дом, Иван подорвался на мине. А через три дня, 22 сентября, пал смертью храбрых Аким Гаврилович. И навсегда остался рядом с сыном – в братской могиле погибших на Синявинских высотах, где позже установят мемориальную плиту и высекут на ней их имена. Через много лет Александр Иванович побывает там, пройдёт по аллее Славы, положит под мемориальную плиту горсть земли, привезённую от отчего дома.

… Двенадцать мужиков ушли на фронт из семьи Ляпуновых-Филипповых. Семеро из них остались на полях сражений.

– Папе было всего 27, когда он погиб. Маме – 22, когда овдовела. Как трудно мы жили, словами не передать, – вспоминает Александр Иванович. – Но судьба распорядилась так, что вошёл в нашу семью человек, который дал нам ту заботу, в которой нуждались. Аким Гаврилович Хозяинов вернулся с войны после Победы, прошёл всю Европу. Позже они с мамой поженились, один за другим в семье появилось ещё шесть ребятишек. И всех нас вырастили в любви и внимании. Акима Гавриловича уже нет в живых. Но я бесконечно благодарен этому исключительному человеку за всё, что он для нас сделал. И сегодня мы с родственниками принесли на Парад победителей и его фотографию.

Семья России

Одиннадцатилетний внук Маргариты Лукиничны Миненковой Илья по праву гордится своим героическим прадедом.

Армейская служба для Луки Ивановича Семяшкина началась ещё в 1937 году. Да так до октября 46-го он военную форму и не снимал. Довелось младшему лейтенанту участвовать в советско-финской войне, в прорыве Линии Манергейма, неоднократно вступать в рукопашный бой с белофиннами.

С 1941-го он воевал в составе войск Карельского фронта, вместе с однополчанами преграждал путь немецким войскам, пытавшимся захватить Советское Заполярье. В 1944-м участвовал в Свирско-Петрозаводской и Петсамо-Киркенесской операциях. Его дважды ранило, но он снова вступал в ряды защитников Отечества.

После победного мая приехал фронтовик в кратковременный отпуск в родное село Вертеп. И приметил молоденькую учительницу начальных классов Марию Дмитриевну Чупрову, которая недавно закончила педучилище в Ижме. Времени на раздумья у командира роты 217 стрелковой дивизии было совсем немного, отпуск заканчивался. А девушка после знакомства ему ещё больше понравилась. Вот тогда по-военному напористо он поставил все точки над «и». Перед отъездом перенёс все вещи будущей жены в дом своих родителей и попросил принять её как подобает.

– Расписались они осенью 46-го, когда папу, наконец, демобилизовали, – рассказывают сёстры Маргарита Миненкова и Наталья Дмитриева. – И душа в душу всю жизнь прожили. Ценили и берегли друг друга, очень уважительно относились к детям. Идеальная получилась пара. До сих пор поражаемся, как безошибочно папа выбрал свою вторую половинку и как мама сразу поверила в него.

Через несколько месяцев молодая семья переехала в Нарьян-Мар, потом в Тельвиску, где участник войны возглавил рыбкооп. Там они построили свой дом. Там вырастили пятерых дочерей и сына.

Как и мама, дочки Маргарита и Наталья стали педагогами. И другие дети, а потом и внуки стали прекрасными специалистами в разных сферах, достойными людьми. Вот и правнуки четы Семяшкиных уже подрастают, укрепляя древо их рода.

В мае 2010 года их большой и дружной семье вручали в Кремле диплом победителя в номинации «Династии» Всероссийского конкурса «Семья Россия». Это было незабываемое событие. Они оказались в числе одиннадцати семей, выбранных со всей России. В ответном слове со сцены сёстры вспомнили добрым словом своих родителей. И оказалось, что у всех, кого чествовали в тот день, во главе рода стояли фронтовики.

Богатырь из детства

Были они разными внешне и гармоничными по жизни: убелённый благородной сединой статный спокойный старец и его бойкая на дело и меткая на слово жена. Кавалер Ордена Красной Звезды Павел Михайлович Поздеев. И его верная спутница жизни Пелагея Васильевна, ждущая, жалеющая. Именно такие женщины понимают слово «любить» как «жалеть».

Муж для неё был «хозеин» – их дома, семьи. Так она его с ударением на «е» и величала. В атмосфере любви и взаимоуважения выросли четверо детей – Иринья, Анна, Пётр и Галина.

Анне Павловне Паршевой, ныне старшей представительнице рода Поздеевых, шел четвёртый годик, когда отец уходил на войну.

– Как сейчас вижу, вот стоит он перед выходом из дома, уже одетый в малицу, тобоки с оборами, кисточки у обор красивые, их мама сама плела, подпоясан ниже пояса, – вспоминает Анна Павловна. – Мне тогда казалось, что он похож на богатыря. Мама потом рассказывала, что провожала папу до Тельвиски. Это было 19 декабря 1941 года.

Павел Михайлович был определён в миномётный батальон. Писал домой, когда была возможность, старался успокоить. Однажды Пелагее Васильевне приснился сон, будто муж обнимает её окровавленными руками. Она сильно плакала, думая, что погиб. А потом пришло письмо с известием, что уже более двух месяцев лежит в госпитале и теперь идёт на поправку.

Он был не единожды ранен, но после лечения считал своим долгом вновь вернуться на поле боя. Однажды пуля попала ему в грудь, сбила у ордена эмаль до металла и отрикошетила, не ранила. «Так Господь Бог сохранил нам отца», – говорит ныне Почётный гражданин Нарьян-Мара Анна Паршева.

Солдат из Ненецкого округа освобождал от врага русские земли, Белоруссию, Прибалтику. При освобождении Кенигсберга, когда произошло воссоединение двух Прибалтийских фронтов, Павел встретил своего младшего родного брата Ивана. Это была великая радость, что оба оказались живы после такого тяжёлого и долгого пути по дорогам войны.

Весть о Победе застала его в Латвии, под Ригой. Рассказывал потом, что по всей линии фронта в тот день салютовали. Люди обнимались, медсёстры плакали от счастья и горя потерь, которые им довелось пережить.

вообще Павел Михайлович не любил вспоминать о войне, на расспросы отвечал: «Это не сказки, а смерть, кровь, страдания. Каждый, кто прошёл войну, носит в памяти её ужасы».

Лишь однажды, незадолго до смерти, поделился своими думами и мыслями с дочерью.

В октябре 1945 года, перед тем как их дивизия была переброшена на Дальний Восток, Павлу Михайловичу и его товарищам дали краткосрочный отпуск. Но семья об этом не знала.

– В тот тёплый осенний день в доме за старшую оставалась я, – вспоминает Анна. – Мама была на дальнем рыбучастке, 12-летняя Ира – в школе. И тут в дверь кто-то постучал. Я вышла в коридор и спросила: «Кто там?».

Пелагея Васильевна всегда наказывала детям дверь посторонним не открывать, и они это помнили. Но на этот раз семилетняя Аня удивилась, когда незнакомый голос назвал её доченькой.

– Доченька, открой, это папа пришёл с войны, – говорил мужчина.

Аня внимательно посмотрела на младших брата и сестру, сменила Гале платье, поставила греться самовар и задумалась: что же делать?

Ей так хотелось верить, что их отец действительно вернулся, что она всё же решилась впустить неожиданного гостя. Он был и в самом деле похож на богатыря, сомнения развеялись.

Перед тем,как сесть за стол, отец достал из котомки хлеб, консервы, сахар и стал угощать свою детвору.

– 9 мая мы каждый год поминаем своих родных, прошедших через горнило войны, – говорит Анна Павловна и перечисляет более пятнадцати имён. – Я вот сегодня пришла к Обелиску Победы с фотографией папы, а мысленно всех наших вспоминала.

Судьба разведчика

Каждый год 9 мая дочери Поликарпа Фёдоровича и Анны Илларионовны Дуркиных приходят к дому № 31 А по улице Ленина, где жили их родители. Восемь лет прошло, как ушли они друг за другом в мир иной, прожив вместе почти 57 лет, а Александра и Вера всё как будто этому не верят. Бывало, пока мама с папой в День Победы после митинга в ресторан на чествование уходили, дочки в их доме праздничный стол накрывали. Чтобы собраться потом всей семьёй.

17-летним мальчишкой ушёл Поликарп Фёдорович на фронт. Бронь была у него, старшего крановщика Печорского морского порта, но он со всей юношеской страстью рвался на передовую, и в декабре 42-го был призван в десантные войска Сталинского резерва.

Сформированную дивизию, которая находилась в резерве ставки Верховного Главнокомандующего, готовили к нанесению главного удара по противнику. А пока шла учёба. И Поликарп вместе с боевыми друзьями прыгал с аэростата с высоты 500 метров в полной боевой выкладке, с автоматом и гранатами. Потом был Карельский фронт, боевое крещение при форсировании реки Свирь в июне 44-го. После короткого отдыха – Польша. В составе Второго и Третьего Украинских фронтов Поликарп Дуркин освобождал Румынию, Венгрию, Болгарию, Австрию… Семью благодарностями Сталина были отмечены подвиги десантника-разведчика из Ненецкого округа. От пуль он никогда не прятался. Но однажды только случайность от неё спасла. Был он тогда с командиром в разведке. Сидели в засаде. Тот предложил: «Иди, Поликарп, на моё место». Только поменялись, как шальная пуля просвистела. Погиб командир, а жизнь бойца своего, получается, сохранил. Правда, при бомбёжке у озера Балатон, в Венгрии, ранение Поликарп всё же получил.

О Победе он узнал уже за Веной – по немецким винтовкам, воткнутым штыком в землю. Теперь его путь лежал на Дальний Восток, на войну с Японией. Но пока через всю Европу и СССР ехали, японцы капитулировали. Только через шесть с половиной лет расставания с родными, в апреле 1949-го, вернулся 24-летний фронтовик домой – весь в орденах и медалях.

– Наша мама тоже была ветераном Великой Отечественной войны, труженицей тыла, – рассказывают Александра и Вера. – В школе была очень способной ученицей, ей пророчили педагогическую карьеру, но немецкие захватчики нарушили эти планы. С 16 лет, с ноября 41-го, работала на Усть-Цилёмском маслозаводе, стала мастером. А 2 мая 1949-го познакомилась с бывшим разведчиком 99-й Гвардейской Свирской ордена Кутузова военно-десантной дивизии. Через 13 дней они поженились. Вот так наша семья и сложилась.

… Говорят, старшие Дуркины жили как ниточка с иголочкой: куда он, туда и она. Оба родились в 1925-ом. Оба умерли в 2006-ом. Поликарп Фёдорович – в январе, Анна Илларионовна – в марте. Тяжело ей, видимо, было жить без любимого мужа.

Деревенька не осталась в стороне

-На фотографии – мой отец Гаврил Ильич Шевелёв, – держа увесистую фоторамку, говорила ветеран труда Наталья Артеева. – Он был рыбак и охотник, и жили мы, когда его забрали на фронт, в деревне Просундуй, что на реке Куя. Произошло это в январе 1943 года. Снимок, который у меня в руках, сделан как раз перед отправкой на воинскую службу. Из писем мы узнали, что служил отец под Ленинградом. Он получил ранение, ему оторвало пальцы на руке, началась инфекция. Пятого апреля 1943 года, всего через три месяца после отправки на фронт, папа умер в госпитале в городе Боровичи Новгородской области и был похоронен в одной из братских могил. Нас у матери осталось четверо, мне тогда было девять лет. Вот так и жили, сами себя растили: собирали в тундре ягоды и грибы.

Как рассказала Наталья Гавриловна, вместе с отцом на войну из деревни Просундуй ушёл его племянник Василий Афанасьевич Шевелёв. Редакции удалось найти его в базе данных защитников Отечества, он погиб на территории Республики Карелия в 1941-1944 годах.

Степан – правнук Степана

Так уж случилось, что оба дедушки Натальи Ермаковой вернулись с войны с высшей солдатской наградой – серебряной звездой ордена Славы III степени. Уроженец села Несь, сержант 853-го артполка Петр Артёмьевич Буторин воевал в оленетранспортном батальоне, был участником штурма Севажа и Кенигсберга, дошёл до Германии. Награждён также орденом Красного Знамени.

Второй дед – Степан Тимофеевич Вокуев – был танкистом. На подступах к Луостари уничтожил много орудий противника. И до этого рьяно громил врага, перекрывая его активные огневые точки – ДЗОТы, блиндажи, пулемёты…. Война для него закончилась в Берлине. Также награждён двумя медалями «За отвагу».

– Мы пишем свою родословную, восстанавливаем события тех лет. Очень хочется, чтобы о подвиге прадедов знали наши потомки, – и Наталья посмотрела на правнуков двух кавалеров Ордена Славы. – В семье дедушки Спепана было десять детей. Мы гордимся своими предками.

– А я тоже Степан. Степан Алексеевич Ермаков – представился тринадцатилетний тёзка героя.

Без вести

-Это мой отец Василий Иванович Артеев, который до войны работал приёмосдатчиком в морском порту, – рассказывала Ольга Васильевна Артеева, бывшая заведующая нарьянмарским ЗАГСом. – 30 ноября 1941 его призвали в армию, мне тогда всего год и пять месяцев было. Он воевал на Карельском фронте. В мае 1942-го маме пришло извещение, что муж пропал без вести. И когда она брала в руки этот конвертик фиолетового цвета, я видела, насколько велико её горе. Иногда я в детстве, возвращаясь домой, я заставала её в слезах с этой бумагой в руках, которую она спешно прятала. Имя отца увековечено на памятнике портовикам Нарьян-Мара. В 2007 году мы ездили в Мурманск, в Долину славы, искали фамилию папы в списках погибших, но там она не значится. Мы очень надеемся на помощь Веры Семёновны Бурковой, которая занимается поиском погибших на войне земляков в разных регионах.

«Молодость была на моей стороне»

-Моего отца, Василия Андреевича Мяндина, призвали на войну в ноябре 1943 года, из деревни Никитцы. Было ему тогда всего семнадцать лет, – вспоминает вице-спикер окружного Собрания депутатов Анатолий Мяндин. – Колонна из ста десяти человек добиралась пешком вверх по Печоре до станции Ираель. Оттуда поездом их отправили в Вологду, в Красные казармы. После учёбы, с июня по 15 августа 1944 года, он командовал пулемётным отделением, пока не был тяжело ранен в ночном бою, когда его отделение вело так называемую «разведку боем». Это когда солдаты вызывали огонь на себя, чтобы корректировщики могли засечь огневые точки противника и передать их координаты артиллеристам. Ранение вывело его из строя до конца войны. Помню, что раненую ногу ему предлагали несколько раз ампутировать, но он всякий раз отказывался и в итоге смог восстановиться после тяжелейшего ранения. «Молодость была на моей стороне» – говорил он. До 1948 года он продолжил службу в штабе 78-го отдельного полка связи, а после демобилизации возглавлял окружной комитет по физкультуре и спорту. К сожалению, шесть лет назад папы не стало.

Галина ТОРЦЕВА, Андрей ТОРОПОВ, фото авторов

Фотографии: 
Ваша оценка: 
Среднее: 5 (2 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий