Владимир СКВОРЦОВ: Всегда веду с собой незримую дуэль…

Аватар пользователя vnaoinform

Постоянное судебное присутствие Арбитражного суда Архангельской области в НАО, о необходимости которого неустанно говорили служители ненецкой Фемиды, совершилось: в Нарьян-Маре появился арбитражный судья.

Правда, произошло это лишь через год после того, как Владимир Путин подписал соответствующий федеральный закон. Как ни странно, судьи, работающие в Ненецком округе, не пожелали участвовать в конкурсе на замещение, прямо скажем, престижной должности арбитражного судьи. Возможно потому, что им не хватало специальных знаний.

Так или иначе, в декабре в заполярной столице к своим обязанностям приступил Владимир Скворцов, имеющий два высших образования – юридическое и экономическое. Помимо дипломов, в его послужном списке – 13 лет работы в Арбитражном суде Архангельской области, в том числе шесть в должности заместителя председателя суда, председательство в коллегии по гражданским делам. С новым в округе судьёй встретился корреспондент ВНАО.

 – Владимир Вячеславович, что привело в Нарьян-Мар?

 – Личное желание.

 – Друзья, родственники?

 – Нет, скорее потребность в профессиональном совершенствовании. В Архангельске я занимался главным образом процессами, связанными с банкротством предприятий. Функции постоянного судебного присутствия гораздо шире. Пока я в Нарьян-Маре один, придётся рассматривать все категории споров. Впоследствии появится ещё один арбитражный судья.

 – Надо полагать, работы хватит обоим…

 – Не сомневаюсь. Это всевозможные споры хозяйствующих субъектов, органов власти, предпринимателей. С некоторых пор мы рассматриваем также дела о банкротстве физических лиц.

 – Говорят, первое впечатление – самое точное. Вы в Нарьян-Маре недавно. Насколько, по-вашему, высок в округе градус конфликта интересов между потенциальными клиентами Арбитражного суда?

 – Действительно, я ещё новичок здесь, работаю с 1 декабря. Но мнение для себя уже составил. Градус конфликтности, о котором вы говорите, в Ненецком автономном округе заметно ниже, чем, например, в Архангельской области. Говорю об этом не понаслышке: я лично вёл дело о банкротстве Соломбальского ЦБК. В НАО не происходит передела собственности. Тут другая специфика ведения предпринимательской и вообще экономической деятельности.

 – И всё-таки стороны спорят, обращаются в суд. Какие дела у вас сейчас в производстве?

 – Самые разные. Заказчик недоволен сроком исполнения контракта. Подан иск о расторжении договора подряда. Арендаторы и арендодатели выясняют отношения. Хозяйствующие субъекты спорят с государственными органами власти. С контролирующими органами...

 – Когда губернатор НАО Игорь Кошин задумывал административную реформу, одним из аргументов, иллюстрирующим ненормальное, по его мнению, положение вещей, было то, что некоторые органы государственной власти судились с другими органами власти. Чиновники одного управления тягались с соседями, сидящими чуть ли не через стенку. Сегодня, по вашим наблюдениям, эта практика изжита?

 – Мне такие факты неизвестны.

 – Вам приходится спрашивать самого себя: «Владимир, а был ли ты прав»?

 – Делаю это постоянно. Всегда веду с собой незримую дуэль, когда принимаю решения. Встаю то на одну, то на другую сторону. Это как игра в шахматы в одиночку. Сначала белыми, потом чёрными. Помогает.

 – Но ошибки случаются?

 – Если появляются какие-то не известные раньше факты, которые позволяют понять, что та или иная сторона ввела меня в заблуждение. К счастью, такое происходит редко.

 – Один к десяти?

 – Один к ста. Как правило, я сразу вижу, какая из сторон спора врёт, а кто говорит правду. Иногда мимоходом заданный вопрос ставит участника тяжбы в тупик и высвечивает реальное положение дел.

 – Хорошая статистика. Желаю вам – и всем нам – ещё больше улучшить её.

Беседовал Яков КОМПОСТЕЛЬСКИЙ, фото автора

Ваша оценка: 
Голосов еще нет

Комментарии

Добавить комментарий